для слабовидящихнормальная
РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| научная деятельность |

План и отчет Научно-исследовательского сектора за 2018 года

Из книги «Школа-студия МХАТ: 70 лет. Семейный альбом»

«Наша наука» — так назывался этот раздел «Семейного альбома – 2003». К тому разделу я тогда написал предисловие. А Инна Соловьева, которая стала с 2000 года руководить «нашей наукой» (то бишь, научно-исследовательским сектором), представила всех своих немногочисленных коллег и сотрудников. Полистайте первую часть книги и найдите групповую фотографию тех, кто тогда определял труды и дни сектора. Иных из тех, о ком написала тогда Инна Натановна, уже нет на свете. Ушел Виталий Яковлевич Виленкин, не стало Ирины Николаевны Виноградской, скончалась Галина Юрьевна Бродская. Некоторые молодые сотрудники уже не трудятся в Школе-студии, а те, кого И. Соловьева тогда причисляла к молодым, в буквальном смысле слова остепенились и занимают ныне в «нашей науке» важное место. Стала профессором и доктором искусствоведения Оля Егошина (прошу прощения — Ольга Владимировна). Она выпустила книгу об актерских тетрадях Смоктуновского, а потом еще книгу «Первые сюжеты» – серьезную и хорошо обдуманную работу, в которую вошли портреты крупнейших актеров современности. И это не просто портреты, но одна из первых попыток осмыслить подспудные пути и перепутья нынешнего искусства актера – самой трудноуловимой для науки области театропонимания. 
Светлана Анатольевна Васильева, новый сотрудник сектора, начала с энергичного участия в общей работе над томом «МХАТ Второй. Опыт восстановления биографии». Ей здесь принадлежит ряд реконструкций спектаклей и статей в разделе «Имена». Прежде всего – портреты драматургов, авторов театра. В минувшее десятилетие подготовлена и издана в электронном виде (веяние времени!) составленная С. Васильевой хрестоматия, связанная с актерским искусством Ивана Михайловича Москвина. Екатерина Аркадьевна Кеслер, оставаясь безотказным помощником в выпуске общих трудов, становится все более самостоятельной в своих рабочих усилиях. Расшифровав полустершуюся скоропись, именно она подготовила издание «Блокнотов 1956 года» и откомментировала их. Наконец, не могу себе представить большинства наших книг без скрупулезной деятельной заботы Зинаиды Павловны Удальцовой. Не только бессменного редактора и корректора наших изданий, но и редактора-составителя собственных документальных, построенных на архиве, книг, выпущенных именно в минувшее десятилетие: «МХАТ Второй. Свидетельства и документы.1926-1936» и «Художественный театр. Творческие понедельники и другие документы. 1916-1919». Документы живут своей жизнью, часто более долгой и основательной, чем наши идеи. Мы из этого исходили и, надеюсь, на этом будет стоять «наша наука» в тесном сотрудничестве с богатейшим Музеем Художественного театра.
Уместно вспомнить, что на коллективной фотографии сектора в «Семейном альбоме» 2003 года сидит сбоку скромнейшая Настя Ниловская: она тоже никуда не испарилась, а перешла с этажа на этаж и в течение всех этих лет помогала мне как ректору школы. Но параллельно делала безропотно работу, без которой «нашей науки» просто бы не было. Копировала, сканировала, перепечатывала, сверяла: такой труд ныне стал бесценным (поверьте на слово).
Позволю себе представить, поневоле коротко, наши основные труды, на которые ушло десятилетие. Это важная часть общей истории Школы-студии.  Уникальный четырехтомник Вл. И. Немировича-Данченко (редактор-составитель И. Н. Соловьева). Тут введены в научный обиход сотни новых документов из архива, и не рядовых документов, а ключевых, открывающих и самого Немировича, и эволюцию Художественного театра в ХХ веке. А рядом — четырехтомник И. Н. Виноградской, летопись, посвященная жизни и творчеству Станиславского. В 2003 году все это было в дальней перспективе. Теперь это книги стоят на полке. А за ними научный подвиг покойной Ирины Николаевны, которая, слава богу, дождалась переиздания своей классической работы. Нет, не переиздания, а фактически обновленного, дополненного и расширенного издания своей «Летописи…». Все, что по цензурным и всяким иным обстоятельствам нельзя было опубликовать в прежнее время, удалось сделать в годы, когда мы забыли, что такое цензура или партийно-государственный контроль.
Двухтомник писем секретаря дирекции МХАТ О. С. Бокшанской своему патрону Вл. И. Немировичу-Данченко. Не думаю, что есть еще одна такая книга в истории русского театра. Почему? Да просто потому, что в истории не было такого театра как Художественный (а именно ему по-своему служили Немирович-Данченко и его преданный секретарь). Этот двухтомник предлагает деловые дневники внутренней жизни легендарного театра в самые кризисные годы его советского бытия.  Стоит сказать, что мы не только смотрели в далекое прошлое, но и пытались ответить злобе театрального дня. Так появилась серия книг «Режиссерский театр», которую задумали мы с Ольгой Егошиной (практическую часть работы по интервьюированию важнейших мастеров современной сцены взяла на себя Ольга Владимировна). Уверен, что эти книги еще долго будут востребованы людьми театра. Тут ведь все идет «от первого лица», это тоже своего рода документы, и их ничем не заменить.
«От первого лица» создавались и дневники Владимира Саппака. Считаю большой удачей «нашей науки», что Инна Соловьева подсказала нам эти материалы. Лидер среди критиков, сошедшихся в погодинском журнале «Театр» к середине 50-х годов (М. Строева, А. Свободин, М. Туровская, В. Шитова, Е. Полякова, Н. Крымова, та же И. Соловьева) Вл. Саппак сходу признал идею Олега Ефремова и увлекся ею. Волею случая и театральной судьбы он стал ежедневным участником событий того переломного года, когда только задумывался будущий «Современник» («Блокноты 1956 года» — так эта книга теперь и называется). Без этой маленькой книжки (блокноты, как уже было сказано, расшифрованы и подготовлены к печати нашей Катей Кеслер) история рождения первого свободного послесталинского театра была бы весьма неполной.
Среди всего того, что сделано, хотел бы напомнить об одной книге, которая, мне кажется, основополагающей. Это работа Инны Соловьевой «Художественный театр. Жизнь и приключения идеи». Название говорит само за себя. Мне кажется, нет в современной российской науке о театре более важной работы. Она оплачена не только упорным трудом, но и всей жизнью в нашем искусстве автора книги. Это бесстрашие мысли и тотальная архивная проработка любого сюжета, это неслыханный в нынешнем театральном чистописании подход к тому, что случилось с Художественным театром, как трансформировалась и исказилась его основополагающая идея – может быть, самая серьезная идея, которую Россия сумела в свое время подарить театральному миру.
На нашем сайте и на сайте МХТ имени А. П. Чехова есть теперь доступ к разделу, который называется «Электронная библиотека». Мы перевели все наши издания «в цифру», и малотиражные книги и многотомные серии стали теперь доступны во всем мире. Это еще один маленький шажок в будущее, которое, как я уже сказал, неизвестно, но которое мы каждый день так или иначе готовим. Как готовим? Да вот, простейшим образом. Если вы заглянете в маленькую комнату на четвертом этаже Школы, там почти ежедневно сидит за компьютером руководитель «нашей науки» Инна Соловьева и сочиняет новую книгу. Довольно давно ей была присуждена «Золотая маска» в номинации «За честь и достоинство», — награда висит не в комнате на четвертом этаже, а по просьбе Соловьевой в кабинете ректора. Возможно, золотая маска насупротив рабочего стола, мешала бы Соловьевой работать. По-английски такую награду именуют ‘Lifetime achievement award’, а И. Соловьева живет в сознании, что ничего не закончено, а надо еще разобраться в очередном запутанном клубке нашей театральной истории. В работе книга о судьбе Первой студии МХТ, о том, как эта студия стала МХАТом Вторым, как этот театр покинул Михаил Чехов, а потом его прихлопнуло Правительство СССР. Описываются все хитросплетения сюжета. Небывалая плотность информации. Я читаю книгу главу за главой, читаю вот уже пару лет и поражаюсь. Свежести мысли, блеску стиля? Да, конечно, но прежде всего свежести долгой мысли, которая лежит в основе этого новаторского по духу труда. Все заново, каждый документ проверен и перепроверен, ничего не осталось «за кадром». Прошлое взывает к нашему нынешнему пониманию – вот, собственно, и весь секрет. Так «наша наука» начинает новое десятилетие. Так осмысляется прошлое и готовится будущее.

Анатолий Смелянский