для слабовидящихнормальная
РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-32-13 (приемная ректора)
+ 7 495 692-41-67 (касса учебного театра)
E-mail: public@mxat-school.ru

| глубина правды |

Глубина правды

Виктор Комиссаржевский, Советская культура, 4.11.1975
Те, кто видел фильм «Премия», знают историю о том, как совершенно неожиданный и непонятный на первый взгляд отказ бригады Потапова от премии, законно ей причитавшейся, обнаруживал своего рода «цепную реакцию» обстоятельств и человеческих решений, мешающих людям нормально работать.
Спектакль Художественного театра, поставленный Олегом Ефремовым по пьесе сценариста картины Александра Гельмана «Заседание парткома», я смотрел, уже зная фильм, как нечто во многом для меня новое, несмотря на то, что в нем возникали как будто знакомые фигуры, факты и мотивы. С еще большей остротой я представлял себе, что сам присутствую на этом знаменательном заседании, что все, что обсуждается на нем, касается лично меня, независимо от того, работаю ли я в строительном тресте, институте, на заводе или в театре. И что я должен обязательно принять участие в голосовании по этому вопросу: за или против?
Обстоятельства дела были серьезны: начав с вещей как бы элементарных (премия-то оказывалась куда ниже тех денег, что мог бы получить рабочий-строитель, если бы не частые простои), они приводили к выводу о том, что вся стройка с самого начала велась инженерно безграмотно, опытный и вроде бы честный руководитель треста не имел мужества противостоять давлению главка. А если бы сумел? Если бы противостоял, доказал, убедил? Здесь-то и возникало главное! «Значит, все, все зависит от одного человека?» — не без язвительности спрашивал на заседании парткома один из оппонентов Потапова.
«Один настоящий человек — это, конечно, не все, но это громадно!» — отвечал всей сутью своей спектакль Художественного театра. Но для этого сам человек должен совершить поступок, достойный его звания, а это иногда, ох, как непросто! Поступок бригады Потапова обращен к каждому из нас: сможешь ли ты подобно Потапову и лучшим из его друзей отбросить соображения кажущейся и близкой выгоды, пойти на то, чтобы испортить отношения с теми, от кого зависит многое в твоем житейском благополучии, «поставить вопрос ребром», забыть о «чести мундира», если «честь» эта — не честь, а бесчестье, словом, забыть все суетное, мелкое во имя того, чтобы, пройдя через испытания правдой, получить право с чистой совестью сказать: ты сделал все во имя дела, которое тебе так, дорого и так необходимо государству.
Этот разговор о человеке, партии и государстве идет в просторном гулком зале цеха, где даже заводские трубы, сделаны художником И. Поповым так, что смотрятся, как колонны какого-то торжественного храма, уходящего ввысь, и помогают тебе понять масштаб происходящего. Душой всего, что происходит, как известно, является Василий Потапов. Мы его уже видели в фильме в исполнении Е. Леонова мягким, почти застенчивым, словно стесняющимся своего взрывчатого поступка. Сегодня перед нами в спектакле разительно мной Потапов — О. Ефремов. Характеры разные — идея одна! Ефремовский Потапов — из тех, кто «с детства не любил овал», кто «с детства угол рисовал». Это вообще, как мне кажется, одна из решающих особенностей Ефремова-художника. Его Потапов в войну был десантником. В нем и сейчас многое от его прежней рискованной профессии: он точно рассчитывает, долго готовится, как бы яростно ни полыхало внутри, умеет быть невозмутимо спокойным, а потом «вцепиться» в то, что задумал, и его не сдвинешь. Ему «не впервой». Он лукав, даже хитер, неотразимо доказателен в споре, убежден в не однажды проверенных фактах и людях. Он человек размаха государственного.
Впрочем, максимальная убежденность в правоте позиций, как бы иные из них ни были неправы, пожалуй, отличает всех участников этого необычного заседания парткома. Спектакль открыл мне нечто новое в ситуации, которую я хорошо знал. И здесь дело, не в том, что все люди сценария и пьесы были увидены по-новому. А в том, что публицистическая драма в Художественном театре, ничего не потеряв в своей партийной страстности, обернулась еще и личной подоплекой борьбы, ее глубинными, подводными течениями. А разве это не так? Разве в жизни «в драме идей» не присутствуют особенности характеров, оттенки отношений, личные пристрастия, события, казалось бы, давно прошедшие, но неожиданно определяющие то, что происходит сегодня. Между знаменитым бригадиром Кочновым — В. Невинным и Потаповым — О. Ефремовым идет поединок такой силы не только потому, что Кочнов не представляет, как это можно забрать у рабочих, и в частности у него, премию, а Потапов, стоящий на более высоком уровне сознания, убежден: можно. Нет! Здесь важно еще и то, что Кочнов при всей своей «прославленности», чувствуя, что Потапов отлично видит все его слабые стороны, понимает, что нахрапистая слава Кочнова гнездится в недостатках самой «системы» стройки, и за это одно он, Кочнов, ненавидит этого усатого десантника, которого почему-то в бригаде любят так, что даже усы носят точно такие же, как у него. А Борис Петрович Шатунов, начальник планового отдела, которого с какой-то угрюмой целеустремленностью отлично играет В. Расцветаев? Разве он так резко выступает против инженера Черникова — Е. Киндинова не потому, что, помимо принципиальных разногласий, связанных с твердой убежденностью Бориса Петровича в «священной» необходимости для дела доброжелательного отношения начальства, здесь еще действует элементарная зависть посредственности к таланту?
Ходит, мучается, пересаживается с места на место главный диспетчер Фроловский — как всегда покоряюще искренний артист А. Калягин. И снова в его общественном поведении играет немалую роль деликатный личный мотив. А что вы думаете, легко ли ему выступать против управляющего Батарцева, с которым он дружен десятки лет? Больше чем дружен: партнерство, на стройке ли, в театре, — это близость, равная кровному родству. Его выступления — поступок! К нему нелегко прийти. «Весь вопрос в том, где у нас в душе проходит граница между допустимым и недопустимым»,- говорит он в своей сумбурной речи.
У Батарцева (М. Зимин) эта граница — размылась, он то и дело переходит ее, сам в лучшие свои минуты понимает это, и отсюда где-то внутри непроходящая боль. Ее не заглушить командирской бравадой, как не снять вины своей за все, в чем виноват. Это общее понимание границы допустимого сделало союзницей Потапова суховатую на вид, чуть смешную умницу Миленину (Е. Ханаева) и положило предел ее одиночеству. Эта граница заставила незаслуженно обиженного, как бы вышедшего из игры, поистине талантливого современного инженера Черникова (Е. Киндинов) снова выйти «на орбиту» действия. Актер и режиссер очень точно выстроили эту «позицию обиды», вынужденного отчуждения, когда заставляешь вести себя так, как будто тебе наплевать на то, без чего ты не можешь жить. «Читаю „дю-дюк-тив“, и пропадай все пропадом!» Какое государственное преступление — человека обидеть! Чувство этой границы, высокая мера ее в крови у секретаря парткома Соломахина, пожалуй, первой роли такого плана у артиста Е. Евстигнеева.
Когда мой учитель Н. Хмелев репетировал роль председателя ревкома в «Бронепоезде 14—69» — тогда такая роль была вообще первой в истории нашего театра, — он, по воспоминаниям Вс. Иванова, однажды подошел к нему и тихо сказал: «Я хочу немножко походить на Ленина… В начале сцены, в фанзе я чиню карандаш. Так вот, карандаш у меня будет с металлическим наконечником… какие он любил. .. и лицо немножко, совсем немножко, один только легкий намек, похоже на Ленина. Вы как думаете? Можно?..» Мне показалось, что страсть заключительного евстигнеевского монолога, утверждающего властную необходимость отбросить все, что тормозит ход научно-технического прогресса и мешает человеку, призванному историей осуществлять его революционное движение, тоже имеет своим источником этот ленинский камертон.
В финале праздничного спектакля Художественного театра нет ликующих фанфар. Он кончается глубоким, набрякшим мыслями молчанием. Молчанием очищающего нравственного урока. И именно в этом очищающем горниле правды сила и зрелость спектакля Художественного театра, настойчиво ищущего свое предназначение на новом историческом рубеже страны.
* * *, Челябинский рабочий, 28.05.1988
«Билокси-блюз» по дороге на войну, Алексей Аджубей, Московские новости, 27.12.1987
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, 22.02.1987
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, 28.01.1987
Групповой портрет с тамадой, Сергей Николаевич, «Неделя», № 4 (1400), 1987
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, 28.12.1986
Премьеры будущей недели, Вечерняя Москва, 25.10.1986
Подвергай себя сомнениям, Советская культура, 5.07.1986
Несколько личных вопросов, Московский Комсомолец, 30.12.1984
Выбираю роль болельщика, Советская культура, 2.02.1984
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, 16.11.1983
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, 6.11.1983
Жажда и радость работы, Советская Эстония, 7.07.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Великая радость творчества, Красная звезда, 2.10.1982
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, 22.09.1982
Главная роль, Советская культура, 4.07.1982
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), 22.04.1982
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, 12.02.1982
Перед бессмертием, М. Строева, 20.01.1982
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, 12.01.1982
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 5.01.1982
Наши интервью. Александр Калягин, Театральная Москва, № 20, 1982
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, 31.12.1981
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, 16.12.1981
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, 13.12.1981
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, 20.11.1981
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, 13.11.1981
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, 27.10.1981
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, 23.10.1981
Страстное слово театра, Г. Островская, Красное знамя (Владивосток), 8.07.1981
Удовольствие для души?, В. Дубков, Молодой дальневосточник (Хабаровск), 23.06.1981
Стремлюсь к неожиданному, Советская Россия, 14.01.1981
Наедине с вами, Советская культура, 16.12.1980
«Классика — школа добра», Литературная Россия, 30.11.1979
Верить в свое призвание, Ленинградское знамя, 27.05.1979
Иштван Хорваи: Счастливая встреча, Советская культура, 18.05.1979
Две премьеры, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 23.04.1979
Всего четыре часа?, Екатерина Кеслер, Социалистическая индустрия, 27.03.1979
Работа Калягина, Молодой коммунар (Тула), 5.08.1978
В кино и в театре, Магнитогорский рабочий, 5.07.1978
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, 16.12.1977
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, 30.11.1977
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, 5.10.1977
А что впереди?, Эльга Лындина, Московский Комсомолец, 16.06.1977
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, 11.02.1977
Современно о современниках, Роберт Стуруа, Заря востока (Тбилиси), 17.04.1976
Глубина правды, Виктор Комиссаржевский, Советская культура, 4.11.1975
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, 24.10.1975
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, 14.10.1975
Два дебюта, Е. Борисоглебская, Московский Комсомолец, 16.05.1974
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, 29.03.1974
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, 29.06.1973
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, 28.06.1973
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, 15.06.1973
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, 9.06.1973
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, 25.05.1973
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, 1.03.1973
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, 27.01.1973
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, 12.01.1973
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, 5.01.1973
Второе знакомство, С. Овчинникова, Московский Комсомолец, 9.12.1969
На сцене — польская драматургия, Вечерняя Москва, 22.11.1969
«Только телеграммы», М. Руссов, «Вперед» (Загорск), 19.10.1968
Надежды и разочарования Уингфилдов, Н. Абалкин, Правда, 4.06.1968
Человек и революционер, Владимир Пименов, Литературная Россия, 9.02.1968
Маяковский на Таганке, Б. Галанов, Литературная газета, 14.06.1967
Победа поэзии, Виктор Шкловский, Известия, 8.06.1967
Послушайте. Маяковский, В. Фролов, Советская культура, 30.05.1967
Идет дознание?, Юрий Айхенвальд, Московский Комсомолец, 2.03.1967
Спор о современнике, Т. Шароева, Вечерний Тбилиси, 7.07.1966
«Только телеграммы», «Заря Востока» (Тбилиси), 7.07.1966
«Жизнь Галилея», Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 13.06.1966
Испытание разумом, Н. Лордкипанидзе, Приложение к «Известиям» «Неделя», 28.05.1966
В поиске, Я. Варшавский, Вечерняя Москва, 18.06.1965
Это время гудит телеграфной струной…, Б. Галанов, Литературная газета, 22.04.1965
Слова Ленина обновляют театр, Виктор Шкловский, Известия, 17.04.1965
Стая молодых набирает высоту?, Григорий Бояджиев, Советская культура, 3.04.1965
С оголенным нервом, Ольга Нетупская, Планета Красота
О некоторых загадках…, Ольга Нетупская, Планета Красота
«Похождение» в Таллине, «Новости культуры» (ТК «Культура»)
Планета Калягин, Юлия Маринова, Домовой
Калягин предлагает жить дружно, Григорий Заславский, Сайт Театральное дело Григория Заславского
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб
Надо уметь вопить от боли, Марина Багдасарян, Время МН
Подлец? Кто подлец?, Александр Соколянский, ОБЩАЯ ГАЗЕТА
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Эти славные психи, Нина Агишева
Андрей Житинкин дописывает Томаса Манна, Сергей Веселовский, Москва театрально-концертная
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер
., Наталия Колесова
Антисказка, Агнешка Сыновска, Шекспировская газета
Еврей и христианин, Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Месть Шейлока, Беата Лентас, Шекспировская газета