для слабовидящихнормальная
РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-32-13 (приемная ректора)
+ 7 495 692-41-67 (касса учебного театра)
E-mail: public@mxat-school.ru

| подвергай себя сомнениям |

Подвергай себя сомнениям

Советская культура, 5.07.1986
Народный артист РСФСР, лауреат Государственных премий СССР Александр Калягин — артист Московского Художественного театра. Выпускник Щукинского училища, он не сразу обрел свой дом, свой театр. Были в его жизни и Театр драмы и комедии на Таганке, и Ермоловский театр, теперь вот на многие годы — МХАТ. 

 — Все мои переходы, маята моя от поисков своего театра и своего режиссере, хотя ролями я нигде не был обижен. При всех болях и творческих трудностях, даже если встреченные мной режиссеры мало меня понимали и удовлетворяли, я все равно каждому из них безмерно благодарен, они конструировали меня. Но ищешь главного режиссера, который выражает идею строительстве театра, тебе близкую, который способен оплодотворить коллектив и тебя. Я пришел во МХАТ ради Ефремова, по-моему, большого и честного строителя театра. Это не значит, что наши отношения всегда идилличны, мы можем к поругаться, и не понять друг друга, но это — непонимание единомышленников. Мы разные люди по возрасту, темпераменту, порой даже вкусам, но то, что его мучает, мучает и меня, я понимаю и разделяю его отношение к жизни, к театру… вообще это удивительная способность так долго сохранять внутреннее неспокойство. Ефремова все время свербит, тревожит собственное несовершенство и беды мира, и он не декларирует это, а ощущает как собственную боль.

На мхатовской сцене сыграл Калягин многие любимые свои роли. Вот он на портретах, которые висят у парадного театрального подъезда. Даже тут он всюду разный. Калягин в образе Ленина, в узнаваемой черной тройке, с галстуком в горошек, он кажется и внешне похожим не великого вождя, но, главное, — сквозящие я глазах боль и внимание к собеседнику, подавшийся вперед корпус, твердость характера, воля в плотно сжатых губах. А вот другой Калягин в элегантном белом костюме — Тригорин, — тоскующий взгляд, мягкое безвольное лицо, талантлив, но весь из уступок и компромиссов, хочет быть порядочным, и не удается… Калягин — Протасов, сколько о нем спорили, такой он или не такой, толстовский или нет, и все-таки он живет на мхатовской сцене… «Так победим!» М. Шатрова, чеховская «Чайка», «Живой труп» Л. Толстого… Если измерять артиста количеством сыгранных ролей, достигнутым успехом — счастливчик! Но меньше всего в Калягине самодовольства и радости. Передо мной усталое лицо, зоркие, все в себя вбирающие глазе.

 — С годами играть становится не легче, а тяжелее, — признается Александр Александрович. — В тебе скапливается груз прожитых ролей, ошибок, побед, хотите или не хотите, они остаются в мясе, мышцах, нервах.

Калягин очень много работает. Театр, кино, концертная эстрада… Его жизнь — наглядная иллюстрация вечной актерской занятости. Ночь в «Стреле» Ленинград — Москва: в Ленинграде идут съемки фильма о великом поэте «Последняя дорога», самого Пушкина здесь уже нет, есть его друзья, и Жуковский — Калягин один из них. Днем во МХАТе — репетиции, на выпуске новый спектакль «Тамада» А. Галина, Калягин в роли ресторанного музыканта Симона.

А что такое наша беседа? Актерская пауза, передышка? Скорее всего та же непрекращающаяся работа ума и сердца, еще один источник внутренних накоплений и попытка их осмыслить, то, что обязательно «выплеснется» на сцене, что создает личность художника Калягина наряду с ролями, репетициями, спектаклями… Неизбежное свойство актерской профессии — ни на минуту не давать себе передышки.

 — В последнее время, как никогда, все больше думаю об общественном предназначении профессии, волнует даже не профессия сама по себе, она ясна — относись к работе порядочно, вовремя приди, выучи текст, будь готов к репетиции, — волнует ее место в жизни. Как не отстать, а предугадать ход событий, не пересказывать со сцены вышедшие партийные постановления, а самому оказаться вровень с ними, чуть даже опередить, как выразить сегодня то, что всех волнует, понять, что важнее всего, что современнее.

Хуже всего, когда актер начинает говорить и объясняет лучше, чем играет. Есть такие актеры-теоретики. И, наверное, не надо нам рассуждать о том, что есть актерская профессия, но думать об этом, подвергать себя и свое место в жизни разным сомнениям и испытаниям необходимо.

Русский человек вообще «заквашен» на Толстом, Достоевском, Гоголе, Чехове, таких писателей нет ни у одного народа, и хоть все они разные, но требование исповеди и проповеди, которые в них живут, зовут нас, на их произведениях воспитанных, к постоянному тренингу ума, к работе мысли. Только очень важно отличать безответственную болтовню от слова-поступка, слова — лишь способа отгородиться от дел.

Мне близки и дороги ленинские мысли о губительности вранья, о трех самых опасных и по сей день сохраняющих свою опасность врагах — чванстве, безграмотности и взятке.

Что такое коммунист, который становится рвачом и взяточником?! Что значит безграмотность сегодня? Это ведь не неумение читать и писать, а узость мышления, неспособность действенно решать современные задачи. Удивительным актерским счастьем оказался для меня образ Владимира Ильича Ленина, которого я сыграл в спектакле «Так победим!» М. Шатрова, поставленном О. Ефремовым. Воистину бывают работы, которым артист отдает все, что копил годами, в которых удается выразить пережитое, передуманное, перечувствованное. Образ великого вождя нельзя «отыграть» и забыть до следующего дня, и хоть играется спектакль не чаще двух раз в месяц, он постоянно живет в сердце.

До сих пор отзывается болью воспоминание о драматической истории выпуска этого спектакля, хотя прошло с тех пор почти четыре года.

Резко отрицательная на тридцати страницах внутренняя рецензия на пьесу. Отказ работников Министерства культуры прийти на сдачу спектакля и последовавшее затем на девять месяцев запрещение репетировать. Разучились говорить правду, испугались ее. В отношении спектакля, удостоенного потом Государственной премии СССР, ставшего визитной карточкой коллектива, были проявлены типичные перестраховка и недальновидность, оказались преданными забвению ленинские принципы руководства искусством. Весь театр был тогда на подъеме, даже участники «массовок», молодые артисты, свято относились к работе, и все, что происходило вокруг спектакля, было ударом в веру.

Страшнее всего беспринципность, конъюнктурщика, которые проявляются даже в стремлении выглядеть прогрессивным.

Мне понравился прошедший недавно съезд кинематографистов, делегатом которого я был, своей очистительной правдой, честностью, бескомпромиссностью, только в этом могут быть обнадеживающие горизонты развития искусства.

Говорят, признак мудрости — ко всему относиться спокойно и иронично. Может быть, но для меня в другом — в способности человека сохранять в себе любовь и ненависть, качества борца и гражданина.

Драматургия в лучших своих произведениях давно опережала время."Ложь не экономичная,- еще пятнадцать лет назад сказал И. Дворецкий устами одного из своих героев. Или в «Премии» А. Гельмана — работа в этом спектакле тоже вошла в мою кровь и плоть — было проанализировано, что же это такое, когда для того, чтобы нормально трудиться, надо проявлять героизм?! Что же за условия такие, которые создают для работающих постоянные стрессовые ситуации?

Театр — не приказ, не инструкция сверху, но обидно думать, что наши острые сигналы могли оставаться неуслышанными, безответными.

Мы беседуем с артистом в одной оказавшейся свободной мхатовской гримуборной, и я слышу в нем те же интонации открытого сердца, обнаженной совестливости, которые пленяют во многих его созданиях, ту же гражданскую страсть, какая создает современного мастера сцены Александра Калягина. Вновь и вновь думаю об этой типичной разновидности российского интеллигента, который может заблуждаться, но равнодушным не станет, для которого чужого горя не бывает. И это поразительное чувство общности со своим народом, временем, страной.

 — История нашей страны, — рассуждает Калягин, — жестока и сурова, во многие периоды ее, революций, войн, в экстремальных ситуациях, во множестве выпавших на нашу долю испытаний жертвы были естественны, но в мирное время их не должно быть, люди должны нормально и спокойно трудиться.

Ну зачем, к примеру, без конца испытывать бойцовские качества Олега Ефремова, изнашивать его на доказательства очевидного, на бюрократическую борьбу с инстанциями, вместо того чтобы больше доверять ему как художнику и театральному лидеру?!

На мой вопрос — как вы относитесь к критике вообще и профессиональной критике в частности — Калягин задумался. Отсутствие готовых ответов — одна из его особенностей.

 — Мы, актеры, после тяжелой, изнурительной работы над спектаклем, после выдоха, что ли, особенно нуждаемся в том, чтобы нас похвалили, даже если работа не получилась. Хотя опытные артисты уже научились не обманываться хорошими рецензиями на неполучившиеся спектакли.

Я чаще не соглашался с конечной оценкой критиков, но в этом можно и разойтись. Самое печальное, что мысли, которые меня одолевали в процессе работы, редко бывали угаданными.

Из статей, касающихся моей работы, мне понравилась долгая, подробная рецензия в альманахе «Современная драматургия» Е. Суркова о «Живом трупе», понравился его разбор, хотя не во всем я был согласен с автором. Там были мысли, цепь рассуждений, широкий исторический контекст, анализ работ Москвина, Романова, Маркова, приглашение к разговору, к соразмышлению. Такое не проходит даром, я возвращаюсь к роли и корректирую ее.

А в то же время была статья Б. Петрова в газете «Советская Россия», где писалось, что «само назначение Калягина на роль Протасова — дискредитация героя…». Ну чем может помочь артисту такая оскорбительная реплика?

Естественно, о чем бы ни заходил у нас разговор, он так или иначе неминуемо возвращается к театральным делам. Калягина многое волнует, задевает за живое.

Потому что он артист, гражданин, строитель советского искусства. Не случайно именно ему предложил в этом году О. Ефремов набирать актерский курс в Школе-студии МХАТа. Пришло время и Калягину становиться учителем. И снова его, калягинское, обостренное чувство ответственности: как бы не ошибиться, не проглядеть а человеке талант? Как и это дело делать по чести и совести?!


Анна Кузнецова, 5.07.1986
* * *, Челябинский рабочий, 28.05.1988
«Билокси-блюз» по дороге на войну, Алексей Аджубей, Московские новости, 27.12.1987
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, 22.02.1987
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, 28.01.1987
Групповой портрет с тамадой, Сергей Николаевич, «Неделя», № 4 (1400), 1987
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, 28.12.1986
Премьеры будущей недели, Вечерняя Москва, 25.10.1986
Подвергай себя сомнениям, Советская культура, 5.07.1986
Несколько личных вопросов, Московский Комсомолец, 30.12.1984
Выбираю роль болельщика, Советская культура, 2.02.1984
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, 16.11.1983
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, 6.11.1983
Жажда и радость работы, Советская Эстония, 7.07.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Великая радость творчества, Красная звезда, 2.10.1982
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, 22.09.1982
Главная роль, Советская культура, 4.07.1982
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), 22.04.1982
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, 12.02.1982
Перед бессмертием, М. Строева, 20.01.1982
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, 12.01.1982
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 5.01.1982
Наши интервью. Александр Калягин, Театральная Москва, № 20, 1982
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, 31.12.1981
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, 16.12.1981
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, 13.12.1981
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, 20.11.1981
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, 13.11.1981
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, 27.10.1981
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, 23.10.1981
Страстное слово театра, Г. Островская, Красное знамя (Владивосток), 8.07.1981
Удовольствие для души?, В. Дубков, Молодой дальневосточник (Хабаровск), 23.06.1981
Стремлюсь к неожиданному, Советская Россия, 14.01.1981
Наедине с вами, Советская культура, 16.12.1980
«Классика — школа добра», Литературная Россия, 30.11.1979
Верить в свое призвание, Ленинградское знамя, 27.05.1979
Иштван Хорваи: Счастливая встреча, Советская культура, 18.05.1979
Две премьеры, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 23.04.1979
Всего четыре часа?, Екатерина Кеслер, Социалистическая индустрия, 27.03.1979
Работа Калягина, Молодой коммунар (Тула), 5.08.1978
В кино и в театре, Магнитогорский рабочий, 5.07.1978
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, 16.12.1977
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, 30.11.1977
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, 5.10.1977
А что впереди?, Эльга Лындина, Московский Комсомолец, 16.06.1977
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, 11.02.1977
Современно о современниках, Роберт Стуруа, Заря востока (Тбилиси), 17.04.1976
Глубина правды, Виктор Комиссаржевский, Советская культура, 4.11.1975
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, 24.10.1975
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, 14.10.1975
Два дебюта, Е. Борисоглебская, Московский Комсомолец, 16.05.1974
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, 29.03.1974
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, 29.06.1973
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, 28.06.1973
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, 15.06.1973
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, 9.06.1973
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, 25.05.1973
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, 1.03.1973
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, 27.01.1973
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, 12.01.1973
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, 5.01.1973
Второе знакомство, С. Овчинникова, Московский Комсомолец, 9.12.1969
На сцене — польская драматургия, Вечерняя Москва, 22.11.1969
«Только телеграммы», М. Руссов, «Вперед» (Загорск), 19.10.1968
Надежды и разочарования Уингфилдов, Н. Абалкин, Правда, 4.06.1968
Человек и революционер, Владимир Пименов, Литературная Россия, 9.02.1968
Маяковский на Таганке, Б. Галанов, Литературная газета, 14.06.1967
Победа поэзии, Виктор Шкловский, Известия, 8.06.1967
Послушайте. Маяковский, В. Фролов, Советская культура, 30.05.1967
Идет дознание?, Юрий Айхенвальд, Московский Комсомолец, 2.03.1967
Спор о современнике, Т. Шароева, Вечерний Тбилиси, 7.07.1966
«Только телеграммы», «Заря Востока» (Тбилиси), 7.07.1966
«Жизнь Галилея», Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 13.06.1966
Испытание разумом, Н. Лордкипанидзе, Приложение к «Известиям» «Неделя», 28.05.1966
В поиске, Я. Варшавский, Вечерняя Москва, 18.06.1965
Это время гудит телеграфной струной…, Б. Галанов, Литературная газета, 22.04.1965
Слова Ленина обновляют театр, Виктор Шкловский, Известия, 17.04.1965
Стая молодых набирает высоту?, Григорий Бояджиев, Советская культура, 3.04.1965
С оголенным нервом, Ольга Нетупская, Планета Красота
О некоторых загадках…, Ольга Нетупская, Планета Красота
«Похождение» в Таллине, «Новости культуры» (ТК «Культура»)
Планета Калягин, Юлия Маринова, Домовой
Калягин предлагает жить дружно, Григорий Заславский, Сайт Театральное дело Григория Заславского
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб
Надо уметь вопить от боли, Марина Багдасарян, Время МН
Подлец? Кто подлец?, Александр Соколянский, ОБЩАЯ ГАЗЕТА
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Эти славные психи, Нина Агишева
Андрей Житинкин дописывает Томаса Манна, Сергей Веселовский, Москва театрально-концертная
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер
., Наталия Колесова
Антисказка, Агнешка Сыновска, Шекспировская газета
Еврей и христианин, Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Месть Шейлока, Беата Лентас, Шекспировская газета