для слабовидящихнормальная
РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-32-13 (приемная ректора)
+ 7 495 692-41-67 (касса учебного театра)
E-mail: public@mxat-school.ru

| наедине с вами |

Наедине с вами

Советская культура, 16.12.1980
Александр Калягин — разносторонний актер. Мы видим его в спектаклях Художественного театра, где последняя его премьера — Тригорин в «Чайке». Мы нередко видим его в кино. И тут же на память приходит «Неоконченная пьеса для механического пианино».

Но при всей «многожанровости», пожалуй, особое внимание привлекают сейчас его работы на телевидении. Вот почему первый вопрос, обращенный к заслуженному артисту РСФСР Александру Калягину, был именно об этих его ролях.

 — Дело обстоит таи. В этом году я не снялся ни в одной кинокартине, хотя мне пришлось прочитать довольно много сценариев, где мне предлагали роль. У меня хватает недостатков; но я не капризен. Когда я читал сценарии, у меня было полное ощущение, что все это я уже знаю.

Для актера самое страшное — повторяться. Вы мне, конечно, сейчас же скажете: а Жан Габен? Он действительно грандиозно играл великолепно найденную маску, но есть же актеры и другого плана. Мне очень дорога возможность внутренне меняться. Актеру дороги нежданная радость, возможность удивиться самому и удивить зрителя.

В прочитанных сценариях я не обнаружил ни радости, ни неожиданности. Но в этом же году я снялся в трех телевизионных фильмах и был доволен. Случайности я в этом, не вижу: у меня во всяком случае сложилось впечатление, что на телевидении идут напряженные поиски интересного и разнообразного литературного материала. Могу сослаться на свой опыт. Острый психологический сценарий «Назначение»; где я играю сразу две роли, комедия «Адам женится на Еве» и, наконец, телефильм «Старый Новый год». Уж тут-то, казалось, я отработал роль в театре, триста раз сыграл. Но на телевидении пьеса обрела новое я, пожалуй, более яркое звучание. 

Могу сослаться я на опыт других моих коллег. Разве не знаменательно, что Татьяна Лиознова сняла сейчас «Мы, нижеподписавшиеся» по сценарию, от которого некогда отказался кинематограф?

 — Выходят, вы отдаете предпочтение телевидению перед кинематографом?

 — С чего бы это? Я обязан кинематографу своими лучшими ролями. Просто в каждом конкретном случае я отдаю предпочтение более интересному материалу. На данном этапе телевидение ко мне щедрее. Видимо, поэтому я так его и нахваливаю. Но и претензий у меня, уже как у зрителя, к телевидению достаточно. Так сказать, со стороны.

Телевидение принуждено терпеть наши повышенные требования, если угодно, капризы. Часто ли вы ходите в кинотеатры? Допустим, нередко. Телевидение же ежедневно выдерживает «марафон» общения с нами. Оно, как никакое другое искусство, на виду. А у популярности, поверьте мне, есть большие накладные расходы. Плохой фильм на экранах может пройти и незамеченным. Неудачная же телепередача на следующий день становится предметом всеобщего придирчивого обсуждения. Мы, как говорится, в курсе дела. Впрочем, в этом внимании, возможно, как раз залог нынешних и будущих успехов телевидения. 

Не сталкиваются ли я кино и телевидение? А почему бы и нет? Пусть конкурируют. От этого мы все только, выиграем.

 — Но равны ля условия «борьбы»?

 — В кино пока больше простора, больше, времени отводится на работу.

Телевидение может пригласить самых распрекрасных актеров. Но режиссерские кадры в кино сильнее. Весьма. Это объясняется и более зрелым возрастом кинематографа.

Зато у телевидения шире диапазон: от репортажа до многосерийного гиганта. Впрочем, это же многообразие и усложняет его задачу. В каждом жанре надо найти свой путь, воспитать своих мастеров. Эта мозаичность не всегда складывается в гармоническое полотно. А мы ведь требуем, чтобы каждая передача была на высоком интеллектуальном и художественном уровне. И это резонно, поскольку телевидение держит руку на пульсе всей сегодняшней жизни.

Обратите внимание, насколько стройно и насыщенно ведутся такие передачи, как «Международная панорама», «Очевидное — невероятное», «В мире животных». Как прекрасно они исполняются, именно исполняются. Это полной мерой относится и ко многим передачам 3-й программы. Телевидение научилось умно и увлекательно подавать серьезный материал.

Но куда исчезает увлекательность в развлекательных передачах? Представляете — скучное развлечение? Это же величайший парадокс! Буквально на днях я смотрел «Утреннюю почту». Обидно, когда в твоем присутствии люди скучно и плоско шутят. Просто изнываешь от чувства неловкости — до чего же доморощенный конферанс. Надо или найти достойную форму, или отказаться от этой передачи. Впрочем, было бы несправедливо упрекать в скуке только ее. Могу привести еще достаточное количество примеров…

 — Видимо, это претензии к литературному материалу?

 — К нему. Именно к нему. В его отборе требуется больше вкуса и жесткости. Когда телеспектакль уже готов, появляется много строгих судей, которые требуют что-то прояснить, что-то убрать, что-то даже переснять. Но где же этот жесткий контроль, когда решается вопрос о литературном материале еще до съемок?

Я понимаю людей, которые выбрали для работы «Тайну Эдвина Друда» или «Между небом и землей». Но что двигало людьми, создавшими трехсерийный фильм по сценарию, который никак не отнесешь к творческим удачам?

Мне в свое время его показали — достаточно было на выбор посмотреть несколько мест, чтобы все понять. Какие-то скучные, схематичные персонажи непрерывно ходят друг к другу и жалуются, говорят затертые фразы, которые в жизни и не услышишь. Я, естественно, отказался. Поэтому и не привожу названия этой работы. Такой сценарий никакие режиссеры, никакие артисты спасти не могут.

Даже как-то неудобно «впадать» в анализ — автор не копнул, не разглядел, не поднялся, грешит штампами и т. д. Эти оценки сами уже стали штампом. Но если мы вес так хорошо понимаем, зачем же принимать к производству подобные тексты? Зрителей надо пожалеть.

 — А актеров?

 — Это чрезвычайный вопрос. Актер изнашивается не от количества работ, а от количества плохих работ.

Я всегда с напряженным профессиональным интересом смотрю хорошие фильмы, спектакли, дотошно слежу за интонациями, находками, монтажом. Не пропустить бы, запомнить. Но иногда с не меньшим интересом гляжу и плохие работы. Это вроде «антишколы» — вот до этого уровня опускаться нельзя. Бытует представление — хорошего актера не испортишь. Чепуха! Еще как испортишь. Иногда актер страдает не по своей вине — уже в ходе съемок оказались разные взгляды с режиссером или беспрерывные купюры искажают роль. Но иногда хороший актер и сам «идет» на плохой материал, чего делать нельзя. Кто же будет играть в плохих пьесах? Да никто. Это прекрасный выход из положения. Вот так мы, может быть, и «отрегулируем» репертуарную политику.

 — Александр Александрович, вышло уже достаточно теоретических трудов о специфике телевидения. Не могли бы вы поделиться своими взглядами на этот вопрос как практик?

 — В актерском деле есть один очень важный момент. Припомните, как вы в детстве слушали сказки. У вас же было полное ощущение соучастия. Вот ведь в чем талант вашей бабушки или мамы — вы слушали и как бы видели, как бы жили в этой сказке. Этой же магии требует телевидение. Актёр должен обладать чувством зрителя, его сопринадлежности к действию. В этом одна из тайн Аркадия Райкина. Ты поннмаешь, что в зале сотни людей. Они, как и ты, смеются, задумываются. Но у тебя полное ощущение, что артист в контакте именно с тобой, только с тобой. На телевидении таких высот достиг, пожалуй, только Ираклий Андроников. Сегодня он, прямо скажем, хрестоматиен.

Впрочем, с огромным интересом, даже удивлением я вспоминаю Алексея Каплера. Он знал эту тайну. Писатель, киновед, прекрасный рассказчик — можно много говорить о его разносторонности, — но самое главное: был еще некий крошечный коэффициент. И вот этот «телекоэффициент» переводил все его качества в новое измерение. И зритель уже сопричастен. Или, скажем, удивительное умение Наталии Крымовой держать в фокусе сразу три точки — себя, собеседника и телезрителя. И экран перестает быть демаркационной линией.

Нечто подобное я испытал и на себе, когда вел передачу о Чарли Чаплине. Актер извечно должен передавать зрителям чужие мысли, а тут я говорю сам, для конкретного человека, который сидит сейчас у телевизора. И понимает именно меня. А я - его. Внутренний контакт. Это не заигрывание со зрителем, не эксплуатация своего обаяния, не располагающие к себе улыбки. Это именно внутренний контакт. И тогда возникает импровизация. Ведь любой человеческий разговор и есть импровизация. Я уверен, что в телепередаче и в репортаже, и в спектакле должна быть эта основа: контакт с каждым из миллионов телезрителей.


Э. Графов 16.12.1980
* * *, Челябинский рабочий, 28.05.1988
«Билокси-блюз» по дороге на войну, Алексей Аджубей, Московские новости, 27.12.1987
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, 22.02.1987
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, 28.01.1987
Групповой портрет с тамадой, Сергей Николаевич, «Неделя», № 4 (1400), 1987
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, 28.12.1986
Премьеры будущей недели, Вечерняя Москва, 25.10.1986
Подвергай себя сомнениям, Советская культура, 5.07.1986
Несколько личных вопросов, Московский Комсомолец, 30.12.1984
Выбираю роль болельщика, Советская культура, 2.02.1984
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, 16.11.1983
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, 6.11.1983
Жажда и радость работы, Советская Эстония, 7.07.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Великая радость творчества, Красная звезда, 2.10.1982
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, 22.09.1982
Главная роль, Советская культура, 4.07.1982
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), 22.04.1982
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, 12.02.1982
Перед бессмертием, М. Строева, 20.01.1982
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, 12.01.1982
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 5.01.1982
Наши интервью. Александр Калягин, Театральная Москва, № 20, 1982
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, 31.12.1981
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, 16.12.1981
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, 13.12.1981
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, 20.11.1981
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, 13.11.1981
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, 27.10.1981
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, 23.10.1981
Страстное слово театра, Г. Островская, Красное знамя (Владивосток), 8.07.1981
Удовольствие для души?, В. Дубков, Молодой дальневосточник (Хабаровск), 23.06.1981
Стремлюсь к неожиданному, Советская Россия, 14.01.1981
Наедине с вами, Советская культура, 16.12.1980
«Классика — школа добра», Литературная Россия, 30.11.1979
Верить в свое призвание, Ленинградское знамя, 27.05.1979
Иштван Хорваи: Счастливая встреча, Советская культура, 18.05.1979
Две премьеры, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 23.04.1979
Всего четыре часа?, Екатерина Кеслер, Социалистическая индустрия, 27.03.1979
Работа Калягина, Молодой коммунар (Тула), 5.08.1978
В кино и в театре, Магнитогорский рабочий, 5.07.1978
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, 16.12.1977
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, 30.11.1977
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, 5.10.1977
А что впереди?, Эльга Лындина, Московский Комсомолец, 16.06.1977
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, 11.02.1977
Современно о современниках, Роберт Стуруа, Заря востока (Тбилиси), 17.04.1976
Глубина правды, Виктор Комиссаржевский, Советская культура, 4.11.1975
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, 24.10.1975
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, 14.10.1975
Два дебюта, Е. Борисоглебская, Московский Комсомолец, 16.05.1974
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, 29.03.1974
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, 29.06.1973
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, 28.06.1973
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, 15.06.1973
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, 9.06.1973
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, 25.05.1973
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, 1.03.1973
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, 27.01.1973
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, 12.01.1973
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, 5.01.1973
Второе знакомство, С. Овчинникова, Московский Комсомолец, 9.12.1969
На сцене — польская драматургия, Вечерняя Москва, 22.11.1969
«Только телеграммы», М. Руссов, «Вперед» (Загорск), 19.10.1968
Надежды и разочарования Уингфилдов, Н. Абалкин, Правда, 4.06.1968
Человек и революционер, Владимир Пименов, Литературная Россия, 9.02.1968
Маяковский на Таганке, Б. Галанов, Литературная газета, 14.06.1967
Победа поэзии, Виктор Шкловский, Известия, 8.06.1967
Послушайте. Маяковский, В. Фролов, Советская культура, 30.05.1967
Идет дознание?, Юрий Айхенвальд, Московский Комсомолец, 2.03.1967
Спор о современнике, Т. Шароева, Вечерний Тбилиси, 7.07.1966
«Только телеграммы», «Заря Востока» (Тбилиси), 7.07.1966
«Жизнь Галилея», Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 13.06.1966
Испытание разумом, Н. Лордкипанидзе, Приложение к «Известиям» «Неделя», 28.05.1966
В поиске, Я. Варшавский, Вечерняя Москва, 18.06.1965
Это время гудит телеграфной струной…, Б. Галанов, Литературная газета, 22.04.1965
Слова Ленина обновляют театр, Виктор Шкловский, Известия, 17.04.1965
Стая молодых набирает высоту?, Григорий Бояджиев, Советская культура, 3.04.1965
С оголенным нервом, Ольга Нетупская, Планета Красота
О некоторых загадках…, Ольга Нетупская, Планета Красота
«Похождение» в Таллине, «Новости культуры» (ТК «Культура»)
Планета Калягин, Юлия Маринова, Домовой
Калягин предлагает жить дружно, Григорий Заславский, Сайт Театральное дело Григория Заславского
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб
Надо уметь вопить от боли, Марина Багдасарян, Время МН
Подлец? Кто подлец?, Александр Соколянский, ОБЩАЯ ГАЗЕТА
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Эти славные психи, Нина Агишева
Андрей Житинкин дописывает Томаса Манна, Сергей Веселовский, Москва театрально-концертная
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер
., Наталия Колесова
Антисказка, Агнешка Сыновска, Шекспировская газета
Еврей и христианин, Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Месть Шейлока, Беата Лентас, Шекспировская газета