для слабовидящихнормальная
РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-32-13 (приемная ректора)
+ 7 495 692-41-67 (касса учебного театра)
E-mail: public@mxat-school.ru

| «классика — школа добра» |

«Классика — школа добра»

Литературная Россия, 30.11.1979
В небольшой уютной гримерной, расположенной в одном из закулисных «переулков» МХАТа, проходила наша беседа с Александрам Калягиным. Напрашивается невольно сравнение с мастерской художника, но это не совсем верно: гримерная — лишь «прихожая» актерской мастерской. Сама мастерская — на сцене… На сцене, в путь к которой мой собеседник отправился еще в детстве, когда был таким же, как вон те ребята за окном, гоняющие мяч на школьном дворе, нам хорошо видно их отсюда, со второго этажа театра…

 — Александр Александрович, давайте начнем с начала, а точнее — с того уже довольно далекого дня, когда семиклассник Саша Калягин получил ответ на письмо, которое послал он своему любимому артисту — Аркадию Райкину…

 — Знаете, после того как в телевизионных «Театральных встречах» я прочитал в присутствии Аркадия Исааковича письмо, которое когда-то он прислал мне. тринадцатилетнему, многие спрашивали: а что. действительно так и было на самом деле или это просто «шутка-ловушка» для привлечения интереса, этакий режиссерский ход. Мол, как же это: какой-то там мальчик написал письмо, а большой актер ему ответил. На самом деле все было именно так. Жаль, что иногда люди неспособны понять какие-то простые вещи — видимо, не верят в нормальные человеческие «ходы»… Это обидно.

Я в ту пору просто бредил актерством, с семи лет бегал в студию художественного слова. Даже школу хотел бросить — только театр! И вот тогда-то увидел впервые выступление Райкина по телевизору. (Дело было в пионерлагере, всех спать отправили, …но я-то вовремя под стол забрался — на него потом пионервожатая села, так я и смотрел: экран, а перед ним две болтающиеся ноги…) Примерно тогда же увидел и Чаплина в кино. То, что два эти актера схожи, — это понятно. И произвели они на меня впечатление невыразимое, непременно хотелось им подражать. Думаю, криминала в этом желании нет. Например, Игорь Владимирович Ильинский в книге «Сам о себе» пишет, что не плохо, а даже хорошо, когда молодой актер избирает себе кумира и старайся подражать ему — если, конечно, это гениальный актер и человек. На определенном этапе подражание и полезно, и неизбежно — ведь подражаем же мы в детстве папе, маме. Я без отца рос, он умер, когда мне был месяц, может, и это тогда сыграло роль…

Но это я сейчас могу так разобраться, а тогда — сплошные знаки вопроса, Ну, Чаплину написать я не мог по понятным причинам, отправил письмо Райкину. Обычное ребяческое письмо: рассказал о себе, о том, что увлекаюсь театром, спрашивал, как стать актером… Уверен — он сотни таких посланий получал и получает. Но мое почему-то выделил и прислал в ответ письмо на двух страницах. Такое доверительное, не менторское, без прописных истин — прямо-таки отцовское письмо: адресованное именно мне, лично меня касающееся со всеми моими проблемами… Я счастлив, что есть такой дорогой мне человек, который помог в детстве определиться.

 — По-видимому, отсюда и идет ваша приязнь к трагикомическому жанру?

 — Все, что делаем мы взрослыми, заложено в нас еще в детстве. Вспомните наши детские страхи, радости, одиночества — какие они «теперешние». Это неизбежно для художника вообще и, наверное, особенно для актера. И несомненно, что впечатление от заочных встреч с такими мастерами, как Чаплин и Райкин, легло на душу и определило влечение — поначалу, разумеется, бессознательное — к жанру трагикомедии, которым они владеют в совершенстве, А так как в жизни нередко встречаются черты трагикомические, то владеть этим жанром — высший актерский пилотаж. И если бы на моем пути оказались другие актеры, то, вероятно, не в пример дольше бы определялся, пока искал бы подходящий пример для подражания, того актера, который мне созвучен. Мне повезло сразу и вовремя- ведь в тринадцать лет люди, как правило, уже определяются.

И теперь, когда выбираю роль, работаю над нею, — ищу внутреннее трагикомическое начало, содержание, Не всегда получается, не всегда роль дает нужный материал, но я стремлюсь к этому сознательно. Случается даже, что специально ведешь роль к трагикомической глубине, И бываю счастлив, когда хоть в небольшом кусочке, в маленькой сценке удается достичь этого. Сейчас вот мы, мхатовцы, приступили к постановке «Чайки». Буду играть Тригорина… Очень не люблю говорить о роли, когда над ней работаю. Не знаю, удастся ли мне подчеркнуть тригоринский трагикомизм. Пока думаю. Посмотрим. Хотелось бы.

 — А не может ли подобное постоянное стремление играть в одном и том же определенном ключе подвести, так сказать, «под монастырь»?

 — Видите ли, когда говорят: «актер повторяется», сыграл, мол, «на своих красочках» — часто забывают, что никак невозможно от этого уберечься — даже великим актерам Я вот думаю, в чем заключается панацея от штампов: видимо, в том, что ты как раз способен соприкоснуться с трагикомическим звучанием роли Я не теоретик, и рассуждать об этом — право искусствоведов, но мне кажется, что трагикомедия — тот жанр, который не дает актеру повода «заштамповаться» Материал высвечивается каждый раз по-новому, и не отпираешь роль все время одним и тем же ключом. Трагикомическое — истинно жизненное, это не мною сказано. Взять, к примеру, моноспектакль «Записки сумасшедшего» в Театре имени Ермоловой — роль Поприщина, с которой я начался как актер. В моем Поприщине, мне кажется, были трагикомические нотки, но ведь когда работал над ролью, ей-богу, не теоретизировал по этому поводу — не до того было.

 — Думаю, в своем влечении к трагикомедии вы удачно «состыковались» с Никитой Михалковым в работе над фильмом «Неоконченная пьеса для механического пианино»…

 — Никита Михалков — очень чуткий режиссер, из тех, кто чувствует трагикомическое начало не только в актерской природе, но и в форме картины, в ее стилевой ткани. Я получал настоящее удовольствие от работы с ним. Он любит актера, с которым работает, а это не каждому дано. Ведь актеру нужно, чтобы его любили. Актер — существо нервное, самолюбивое, ранимое — даже если делает что-то неверно. Как сказал один философ, актер — это не профессия, это — болезнь… Приглашая актера на роль, Никита Михалков в него влюбляется, форменным образом влюбляется, Он понимает твои нервы, чувствует тебя, твои слабые г сильные стороны и самое, может быть, главное — чувствует твои потенциальные возможности, то. что заложено, но пока не выражено. В таких случаях всегда идет активное взаимное обогащение. И это великий случай, великая смелость Никиты Михалкова, что я играл Платонова.

Многое дала мне работа с Абрамом Матвеевичем Роомом в фильме «Преждевременный человек», где я сыграл русского миллионера Букеева — это моя первая большая драматическая роль в кино. Если же взять пример недавний — интересно работалось с режиссером Андреем Смирновым на съемках картины «Верой и правдой». Не всегда, правда, досталось достаточное взаимопонимание, но то новое, что предлагал он для меня, — это было интересно.

В театре везло, может быть, меньше. Хотя сейчас, работая с Олегом Николаевичем Ефремовым, доволен: мы понимаем друг друга и профессионально, и, что очень важно, человечески.

 — «Свой» театр вы нашли не сразу: оставили и Театр на Таганке, и ермоловский. ..

 — Играя, например, на Таганке, чувствовал, что нужен в основном как хороший элемент в чужих постройках, в то время как мои актерские способности «на все сто», пожалуй, не использовались. Я все же актер психологической школы, а не школы представления, Люблю, конечно, эти средства, но в конце концов больше люблю психологическое содержание образа. Бывает так, что актер чувствует — не «его» это театр. Причина, так сказать, внешняя. Более внутренняя — чисто человеческой взаимопонимание, которое не всегда складывается, как сложилось у нас с Ефремовым.

Александр Александрович, вы как-то заметили в интервью, что сыграли много ролей и даже, может быть, больше, чем надо. Но с другой стороны — и об этом вы тоже говорили — нужно ведь накапливать необходимый актерский «багаж». Нет ли здесь противоречия?

 — Когда молодой — стоит пробовать везде, где хочешь, и как можно больше. Другое дело, если наступает период, когда осознаешь, что пора играть с гораздо большим отбором. Иногда даже думаю остановиться, не сниматься пока вовсе. Вот прочел этой весной тьму сценариев — штук 15—20 — и отказался от всех. И, видимо, правильно сделал. Хотя говорят, что, когда идет лов, корабль не уходит, пока не переловит всю рыбешку, но тогда лучше в рыбаки податься…

 — Вы часто встречались в работе с литературной классикой: в кино — с Чеховым, в театре — с Гоголем, на ТВ - снова с Гоголем, с Рабле и Диккенсом… Что из этих встреч вынесли?

 — Оригинальным не окажусь: самое главное, что дает классика, — это обязательно школа актерского и человеческого мастерства, и прежде всего — школа добра. Приближаются к такой высоте и лучшие достижения современной драматургии. И не случайно театры все чаще обращаются к прекрасной прозе Астафьева, Распутина, Шукшина — там все это есть. Современные пьесы все-таки способны дать школу, о которой я говорил, реже, чем хотелось бы. Бывает, хорошо вроде сыграешь роль — а школы не прошел.

 — В таком случае понятно, почему вы так часто выступаете с чтением — и на ТВ, и с эстрады…

 — Если не считать привитой с детства любви к жанру художественного слова, то… Во-первых, тут сам себе режиссер. Хотя собственно режиссер, разумеется. есть, но в конечном-то счете ты им являешься. Избираешь всегда любимую вещь. И потом — обожаю власть над зрителем, люблю находиться один на один с залом и, читая, делать с ним. с залом, что хочу — могу заставить его плакать, смеяться, задумываться. Это — актерское. В театре ты на сцене не один, а роль — одна. Опять же костюм, декорации. .. А тут — а обычном цивильном костюме, без помощи света, партнеров — становишься хозяином зрительских чувств и мыслей. И очень важна возможность — не сочтите за нескромность — выразить себя, свой взгляд через великое произведение, Да, конечно, и прежде всего то, что в нем заложено, но и сам ведь в это душу вкладываешь, Читаю, допустим, Рабле — и не буду отстраняться, нужно и свою точку зрения высказать, акцентируя внимание на какой-то проблеме… Сейчас хочу возобновить моноспектакль «Записки сумасшедшего» — уже для исполнения с эстрады, И еще — мечтаю сделать программу; проза 20—30-х годов — Зощенко, Платонов, Ильф и Петров… С песнями, музыкой того времени… Представляете, как интересно!


Алексей Ерохин
* * *, Челябинский рабочий, 28.05.1988
«Билокси-блюз» по дороге на войну, Алексей Аджубей, Московские новости, 27.12.1987
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, 22.02.1987
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, 28.01.1987
Групповой портрет с тамадой, Сергей Николаевич, «Неделя», № 4 (1400), 1987
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, 28.12.1986
Премьеры будущей недели, Вечерняя Москва, 25.10.1986
Подвергай себя сомнениям, Советская культура, 5.07.1986
Несколько личных вопросов, Московский Комсомолец, 30.12.1984
Выбираю роль болельщика, Советская культура, 2.02.1984
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, 16.11.1983
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, 6.11.1983
Жажда и радость работы, Советская Эстония, 7.07.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Великая радость творчества, Красная звезда, 2.10.1982
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, 22.09.1982
Главная роль, Советская культура, 4.07.1982
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), 22.04.1982
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, 12.02.1982
Перед бессмертием, М. Строева, 20.01.1982
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, 12.01.1982
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 5.01.1982
Наши интервью. Александр Калягин, Театральная Москва, № 20, 1982
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, 31.12.1981
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, 16.12.1981
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, 13.12.1981
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, 20.11.1981
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, 13.11.1981
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, 27.10.1981
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, 23.10.1981
Страстное слово театра, Г. Островская, Красное знамя (Владивосток), 8.07.1981
Удовольствие для души?, В. Дубков, Молодой дальневосточник (Хабаровск), 23.06.1981
Стремлюсь к неожиданному, Советская Россия, 14.01.1981
Наедине с вами, Советская культура, 16.12.1980
«Классика — школа добра», Литературная Россия, 30.11.1979
Верить в свое призвание, Ленинградское знамя, 27.05.1979
Иштван Хорваи: Счастливая встреча, Советская культура, 18.05.1979
Две премьеры, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 23.04.1979
Всего четыре часа?, Екатерина Кеслер, Социалистическая индустрия, 27.03.1979
Работа Калягина, Молодой коммунар (Тула), 5.08.1978
В кино и в театре, Магнитогорский рабочий, 5.07.1978
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, 16.12.1977
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, 30.11.1977
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, 5.10.1977
А что впереди?, Эльга Лындина, Московский Комсомолец, 16.06.1977
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, 11.02.1977
Современно о современниках, Роберт Стуруа, Заря востока (Тбилиси), 17.04.1976
Глубина правды, Виктор Комиссаржевский, Советская культура, 4.11.1975
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, 24.10.1975
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, 14.10.1975
Два дебюта, Е. Борисоглебская, Московский Комсомолец, 16.05.1974
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, 29.03.1974
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, 29.06.1973
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, 28.06.1973
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, 15.06.1973
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, 9.06.1973
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, 25.05.1973
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, 1.03.1973
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, 27.01.1973
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, 12.01.1973
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, 5.01.1973
Второе знакомство, С. Овчинникова, Московский Комсомолец, 9.12.1969
На сцене — польская драматургия, Вечерняя Москва, 22.11.1969
«Только телеграммы», М. Руссов, «Вперед» (Загорск), 19.10.1968
Надежды и разочарования Уингфилдов, Н. Абалкин, Правда, 4.06.1968
Человек и революционер, Владимир Пименов, Литературная Россия, 9.02.1968
Маяковский на Таганке, Б. Галанов, Литературная газета, 14.06.1967
Победа поэзии, Виктор Шкловский, Известия, 8.06.1967
Послушайте. Маяковский, В. Фролов, Советская культура, 30.05.1967
Идет дознание?, Юрий Айхенвальд, Московский Комсомолец, 2.03.1967
Спор о современнике, Т. Шароева, Вечерний Тбилиси, 7.07.1966
«Только телеграммы», «Заря Востока» (Тбилиси), 7.07.1966
«Жизнь Галилея», Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 13.06.1966
Испытание разумом, Н. Лордкипанидзе, Приложение к «Известиям» «Неделя», 28.05.1966
В поиске, Я. Варшавский, Вечерняя Москва, 18.06.1965
Это время гудит телеграфной струной…, Б. Галанов, Литературная газета, 22.04.1965
Слова Ленина обновляют театр, Виктор Шкловский, Известия, 17.04.1965
Стая молодых набирает высоту?, Григорий Бояджиев, Советская культура, 3.04.1965
С оголенным нервом, Ольга Нетупская, Планета Красота
О некоторых загадках…, Ольга Нетупская, Планета Красота
«Похождение» в Таллине, «Новости культуры» (ТК «Культура»)
Планета Калягин, Юлия Маринова, Домовой
Калягин предлагает жить дружно, Григорий Заславский, Сайт Театральное дело Григория Заславского
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб
Надо уметь вопить от боли, Марина Багдасарян, Время МН
Подлец? Кто подлец?, Александр Соколянский, ОБЩАЯ ГАЗЕТА
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Эти славные психи, Нина Агишева
Андрей Житинкин дописывает Томаса Манна, Сергей Веселовский, Москва театрально-концертная
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер
., Наталия Колесова
Антисказка, Агнешка Сыновска, Шекспировская газета
Еврей и христианин, Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Месть Шейлока, Беата Лентас, Шекспировская газета