для слабовидящихнормальная
РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-32-13 (приемная ректора)
+ 7 495 692-41-67 (касса учебного театра)
E-mail: public@mxat-school.ru

| верить в свое призвание |

Верить в свое призвание

Ленинградское знамя, 27.05.1979
Он уже сыграл немало ролей в театре, кино, на телевидении. И каждая его работа, отличаясь неповторимостью и своеобразием, как бы дополняет тот образ артиста, который возникает при имени — Александр Калягин. 

Студент Училища имени Щукина, прекрасно освоивший уроки острой вахтанговской выразительности, научившийся пластическому перевоплощению, Калягин обладает и особым даром психологического перевоплощения. .. Он многогранен, всегда интересен. От него зритель ждет открытия, и открытия происходят. Заметные в разной степени, его роли, его игра оставляют след в душе, будят чувство и мысль.

Вспомним блистательную «тетку Чарли» (в телефильме «Здравствуйте, я ваша тетя»), Ванюкина в «Свой среди чужих, чужой среди своих», режиссера Колягина в «Рабе любви», наконец, лучшая роль артиста — Платонов в кинофильме Н. Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино».

Сегодня А. Калягин — наш собеседник. 

 — Поначалу ваш выбор пал на медицинское училище. Сильное увлечение медициной?

 — Нет, с детства увлекся только театром. И в семье это видели. Играл в студии Дворца пионеров, много подражал, имел свой домашний кукольный театр и показывал представления знакомым, друзьям… Но мама (отец умер, когда мне было всего два месяца) считала, что актер — профессия ненадежная, как сложится судьба в театре — одному богу известно, надо иметь «тыл», прочную профессию. Такой профессией мама считала медицину. Я не стал сопротивляться ее предложению и после восьми классов поступил в училище. Окончив его, два года работал в «Скорой помощи».

Но прежнее увлечение осталось. Выступал в любительском эстрадном коллективе, были различные призы в районных, городских конкурсах. Решил, что время для профессионального актерства потеряно окончательно. И. .. поступил в Театральное училище имени Щукина. А когда пришел в театр, понял, что медицина — это прекрасно. Вообще два года работы в «Скорой помощи» незабываемы. Они оставили впечатления, порой потрясающие, которые накапливались, помогли лучше постигать человеческие характеры. Более того, на собственном опыте убедился: актер становится по-человечески богаче, проработав некоторое время по другой профессии. 

 — В одном из очерков вас назвали человеком с «лицом из прошлого». Прокомментируйте, пожалуйста, это утверждение. 

 — Мне трудно это сделать. Видимо, такое впечатление у человека сложилось оттого, что я мало играл роли современников, больше в классике — Гоголь, Диккенс, Рабле, Чехов… Не знаю, не берусь судить, да и не хочу этого делать.

 — Слышал, что вы сознательно… похудели для конкретной роли — Платонова.

 — Вы знаете, мне на встречах почему-то часто задают эти вопросы о моей бывшей полноте и нынешнем похудении. Я всегда отвечаю однообразно: у нас не вечер журнала «Здоровье». Не понимаю, почему этому факту придается значение. Позвольте пример с летчиками. Я много летаю, как-то узнал у ребят, что им просто необходимо поддерживать определенный вес. Будет выше нормы — остаются на земле. Это же относится и к стюардессам.

 — Александр Александрович, вы как-то медленно «набирали скорость» в кинематографе. Что, по-вашему, важнее, прочнее для актера: вот такое постепенное «врастание» или резкий, яркий старт на экране?

 — Начинал с эпизодов. И, наверное, это правильно. Резкий старт, да еще и яркий, запоминающийся, — это, особенно в молодые годы, всегда чревато: после такого начала актер должен быть в дальнейшем на уровне, не ниже своего первого выступления. А у него нет еще достаточного опыта — ни профессионального, ни чисто житейского. Испытание славой — тоже нелегкое дело. А постепенность помогает актеру набирать в себе многое для будущей работы, облегчает ему путь к совершенству. Постепенность, по-моему, прочнее.

В принципе и тому, и другому актеру не гарантирован в будущем успех. Все зависит от многих причин: опыт, талант, интеллект, культура, интуиция, трудолюбие. И, конечно же, нужна актеру вера режиссера в него. Вера — очень важный а нашей актерской жизни момент.

 — Вы актер театра, а пока что лучшие свои роли сыграли в кино.

 — Это для меня необъяснимо. Могу лишь сожалеть об этом, потому что все-таки я актер театра. Может быть, сыграл роль тот факт, что долго искал свой театр, своего режиссера, переходил из труппы в труппу? Не знаю. Пока так складывается репертуар.

 — Какое из предложений озадачило вас и почему?

 — В молодости кажется, что все подвластно. Со временем понимаешь: многого еще не хватает для роли, которую считал своей.

Чистых героев, Гамлета например, я не мог бы и не хотел играть. Я говорю об амплуа. Это не мое. И в то же время убежден, что любой актер может сыграть все.

Неожиданным было предложение сыграть Платонова в «Неоконченной пьесе для механического пианино».

 — Позвольте, но ведь в прессе сообщалось, что роль задумывалась, писалась специально для вас. В чем же она была для вас неожиданной?

 — Именно роль, не предложение, я оговорился. Прочитал сценарий и был очень далек от многого, что предстояло постичь. И в то же время понял, что сыграю. Потому что взволновался, «заболел» Платоновым, Взволнованность актера личностью героя — верный признак того, что он может его сыграть.

 — Извините, а если вы взволнуетесь личностью… Сильвы?

 — Сыграю. Нет, не Сильву. Ее тему. В другой роли. Пусть частично. Главное, я знаю, какую задумку хочу реализовать, какую мысль обнажить. Знаю, что сыграть. А в какой роли — это неважно.

Неожиданностью была и тетка Чарлея. Причем радостной неожиданностью, так как в этой роли я сколько мог подчеркнул свою любовь к Чаплину, свое восторженное поклонение перед талантом великого артиста.

Вообще я убежден, что если все роли решать в их трагикомическом содержании, то возможно сыграть любую роль. В этом меня лишний раз убедил опыт с Платоновым. Другое дело трагикомедия — труднейший жанр.

 — Критики говорят о том, что вы всегда ищете в роли «историческую характерность». Я, признаться, на совсем понимаю, что это значит. 

 — Я тоже. Однажды на встрече со зрителями сказал, что мечтаю выйти на сцену в исторической пьесе, в классике (Островский, например, или Шекспир, Мольер), но в современном костюме. И сыграть так, чтобы ни у кого из зрителей не возникло сомнений, вопроса: а почему он в современном костюме играет эту роль? Сыграть человека исключительно через событие, через восприятие героем этого события. Сыграть, возможно, парадокс, но при этом объяснить изнутри его правомерность. Это ведь «высший пилотаж» в нашем деле: не прячась за атрибуты одежды, грима, сыграть достоверно характер. Может быть, это имели в виду критики, говоря о моем стремлении к «исторической характерности»?

 — Профессия актера предполагает творческую ненасытность. Поделитесь — хотя бы кратко — мечтами и этим дайте юлю нашему воображению. 

 — Я не могу назвать конкретного героя. Сколько прекрасных ролей в драматургии, «глаза разбегаются»!

 — Но что-то ведь служит для вас манком при том или ином предложении?

 — Соглашаюсь на роль только в том случае, если она несет в себе трагикомическое содержание. Всегда мечтаю заставить зрителя смеяться и плакать одновременно. К сожалению, мало еще соприкасался с ролями истинно трагикомическими, но при каждой такой встрече испытывал ни с чем не сравнимое удовольствие. 

 — В вашей фильмографии 1975 год был, мне кажется, особенно напряженным. Магель в "Варианте «Омега», тетка Чарлея, Колягин в «Рабе любви». И это при довольно-таки плотной занятости в репертуаре МХАТа. Мне часто приходилось слышать (и от актеров в том числе) о невозможности одновременной и при том полной отдачи в каждой роли. Где-то, мол, в какой-то роли «выпускается воздух». Так ли его?

 — Наверное, так. Но у меня ведь не было такой буквальной одновременности, я всегда регулирую свою занятость. Например, «Здравствуйте, я ваша тетя» — апрель, май, «Раба любви» — июль, август… Абсолютная занятость — тут «палка о двух концах». С одной стороны, действительно, рискованно где-то «выпустить воздух», выдать полуфабрикат, халтуру. С другой — актеру полезно находиться в постоянном творческом. напряжении, быть «положительно заряженным» на дело, на поиск. Одна роль дополняет другую. У меня были очень трудные периоды — на телевидении две работы, в кино — две, в театре. Но не уставал, не отбирал, был молод, хотелось играть все подряд. То, о чем вы говорите, зависит от многих обстоятельств: когда снимается фильм, где, кем. Сниматься, например, в Одессе и в Ташкенте много сложнее, чем в двух же картинах московских студий: надо летать, успевать.

И знаете, чему очень трудно научиться актеру? Отказываться от… хороших ролей!

 — То есть?

 — Если в них есть опасность повториться. Если тема уже тобой сыграна до этого. Больше всего боюсь повториться. Это страшно, потому что успокаивает, рождает леность.

 — Вопрос, который вы, кажется, не ожидаете. Кто мешал (или мешает) вам быть актером Калягиным? Какой кумир довлеет над вами? И следует ли от него избавляться?

 — Я не пытаюсь уйти от влияния любимых с детства актеров. С возрастом приходит опыт, и у меня, как у каждого актера, вырабатывается свой подход к роли, свое начало работы, принцип ее, но в то же время я каждый раз думаю о Чаплине, о том, как бы он играл данную роль. И это не гнет великого мастера, я испытываю огромную радость, оглядываясь на него.


Л. Днепровский
* * *, Челябинский рабочий, 28.05.1988
«Билокси-блюз» по дороге на войну, Алексей Аджубей, Московские новости, 27.12.1987
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, 22.02.1987
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, 28.01.1987
Групповой портрет с тамадой, Сергей Николаевич, «Неделя», № 4 (1400), 1987
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, 28.12.1986
Премьеры будущей недели, Вечерняя Москва, 25.10.1986
Подвергай себя сомнениям, Советская культура, 5.07.1986
Несколько личных вопросов, Московский Комсомолец, 30.12.1984
Выбираю роль болельщика, Советская культура, 2.02.1984
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, 16.11.1983
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, 6.11.1983
Жажда и радость работы, Советская Эстония, 7.07.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Великая радость творчества, Красная звезда, 2.10.1982
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, 22.09.1982
Главная роль, Советская культура, 4.07.1982
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), 22.04.1982
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, 12.02.1982
Перед бессмертием, М. Строева, 20.01.1982
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, 12.01.1982
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 5.01.1982
Наши интервью. Александр Калягин, Театральная Москва, № 20, 1982
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, 31.12.1981
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, 16.12.1981
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, 13.12.1981
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, 20.11.1981
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, 13.11.1981
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, 27.10.1981
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, 23.10.1981
Страстное слово театра, Г. Островская, Красное знамя (Владивосток), 8.07.1981
Удовольствие для души?, В. Дубков, Молодой дальневосточник (Хабаровск), 23.06.1981
Стремлюсь к неожиданному, Советская Россия, 14.01.1981
Наедине с вами, Советская культура, 16.12.1980
«Классика — школа добра», Литературная Россия, 30.11.1979
Верить в свое призвание, Ленинградское знамя, 27.05.1979
Иштван Хорваи: Счастливая встреча, Советская культура, 18.05.1979
Две премьеры, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 23.04.1979
Всего четыре часа?, Екатерина Кеслер, Социалистическая индустрия, 27.03.1979
Работа Калягина, Молодой коммунар (Тула), 5.08.1978
В кино и в театре, Магнитогорский рабочий, 5.07.1978
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, 16.12.1977
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, 30.11.1977
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, 5.10.1977
А что впереди?, Эльга Лындина, Московский Комсомолец, 16.06.1977
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, 11.02.1977
Современно о современниках, Роберт Стуруа, Заря востока (Тбилиси), 17.04.1976
Глубина правды, Виктор Комиссаржевский, Советская культура, 4.11.1975
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, 24.10.1975
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, 14.10.1975
Два дебюта, Е. Борисоглебская, Московский Комсомолец, 16.05.1974
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, 29.03.1974
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, 29.06.1973
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, 28.06.1973
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, 15.06.1973
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, 9.06.1973
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, 25.05.1973
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, 1.03.1973
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, 27.01.1973
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, 12.01.1973
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, 5.01.1973
Второе знакомство, С. Овчинникова, Московский Комсомолец, 9.12.1969
На сцене — польская драматургия, Вечерняя Москва, 22.11.1969
«Только телеграммы», М. Руссов, «Вперед» (Загорск), 19.10.1968
Надежды и разочарования Уингфилдов, Н. Абалкин, Правда, 4.06.1968
Человек и революционер, Владимир Пименов, Литературная Россия, 9.02.1968
Маяковский на Таганке, Б. Галанов, Литературная газета, 14.06.1967
Победа поэзии, Виктор Шкловский, Известия, 8.06.1967
Послушайте. Маяковский, В. Фролов, Советская культура, 30.05.1967
Идет дознание?, Юрий Айхенвальд, Московский Комсомолец, 2.03.1967
Спор о современнике, Т. Шароева, Вечерний Тбилиси, 7.07.1966
«Только телеграммы», «Заря Востока» (Тбилиси), 7.07.1966
«Жизнь Галилея», Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 13.06.1966
Испытание разумом, Н. Лордкипанидзе, Приложение к «Известиям» «Неделя», 28.05.1966
В поиске, Я. Варшавский, Вечерняя Москва, 18.06.1965
Это время гудит телеграфной струной…, Б. Галанов, Литературная газета, 22.04.1965
Слова Ленина обновляют театр, Виктор Шкловский, Известия, 17.04.1965
Стая молодых набирает высоту?, Григорий Бояджиев, Советская культура, 3.04.1965
С оголенным нервом, Ольга Нетупская, Планета Красота
О некоторых загадках…, Ольга Нетупская, Планета Красота
«Похождение» в Таллине, «Новости культуры» (ТК «Культура»)
Планета Калягин, Юлия Маринова, Домовой
Калягин предлагает жить дружно, Григорий Заславский, Сайт Театральное дело Григория Заславского
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб
Надо уметь вопить от боли, Марина Багдасарян, Время МН
Подлец? Кто подлец?, Александр Соколянский, ОБЩАЯ ГАЗЕТА
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Эти славные психи, Нина Агишева
Андрей Житинкин дописывает Томаса Манна, Сергей Веселовский, Москва театрально-концертная
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер
., Наталия Колесова
Антисказка, Агнешка Сыновска, Шекспировская газета
Еврей и христианин, Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Месть Шейлока, Беата Лентас, Шекспировская газета