для слабовидящихнормальная
РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-32-13 (приемная ректора)
+ 7 495 692-41-67 (касса учебного театра)
E-mail: public@mxat-school.ru

| трагедия честного человека |

Трагедия честного человека

Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Пьеса «Живой труп» была впервые напечатана после смерти ее автора, в 1911 году, и тогда же ее поставил Московский Художественный театр. Сам Л. Н. Толстой не считал пьесу окончательно завершенной, собирался заняться отделкой некоторых характеров.
В пьесе драматург показал, как ложь, фарисейство, лицемерие калечат людей, ломают их судьбы. Главный герой — Федор Васильевич Протасов не может выносить обмана и в общественной, и в семейной жизни. С другой стороны, стремясь убежать, спрятаться от лжи, он пускается в кутежи, принося тем самым страдания окружающим и, по существу, ничего не решая. Пьеса Толстого — это трагедия честного человека, понимающего, что так больше жить нельзя, и не знающего, как же следует изменить жизнь.
Новый спектакль по этой пьесе поставлен во МХАТе в декабре 1982 года, то есть через семьдесят лет после первой премьеры. Режиссер — А. Эфрос, художник — Д. Крымов, художник по костюмам — В. Комолова.
Режиссер, сохранив все сцены и всех действующих лиц, перемонтировал пьесу. Он сразу показал Протасова в его падении, и далее, используя прием кинематографического монтажа, режиссер строит действие так, что сцены с участием Протасова идут параллельно со сценами, связанными с его женой, ее матерью, его другом Виктором Карениным и его матерью. Сказанное определило работу художника. Полукруглая стена с какими-то выцветшими, поблекшими обоями, буфет и стулья того стиля, который определяется как модерн и был присущ концу XIX и началу XX века, — все это в одинаковой степени оказывалось присуще и квартирам Протасовых и Карениных, и ресторанному кабинету. Планшет сцены почти свободен от мебели, это дает режиссеру и актерам широкую возможность для всякого рода переходов в большом пространстве. Кажется очевидным, что, ставя события в непосредственной близости друг от друга, так сказать, в параллель, театр добивается большей, что ли, наглядности при изображении происходящих событий. И все-таки я далеко не уверен, что подобный перемонтаж пошел целиком на пользу пьесе (а это значит — и спектаклю). Дело прежде всего в том, что, показывая Федю Протасова сразу в его падении, театр не может представить этот характер в его развитии, а это в большой степени определяет игру исполнителя главной роли А. Калягина.
Не будем здесь перечислять знаменитых артистов, игравших эту роль. Не в этом сейчас дело. Но суть характера, созданного Толстым, — в его крайней чувствительности, тончайшем ощущении правды, а это значит — и лжи, в осознании в этой связи собственной вины и жестокости — из-за этого страданий. Роль Протасова трагическая, но она рассказывает о трагедии человека своего времени. Он чувствует, понимает свою вину перед близкими, в частности перед женою, да и перед цыганкой Машей, мучается от сознания этой вины. Калягин убедительно сумел показать, что уход Протасова из дома, его кутежи в большой степени определяются тем, что ни он, ни Лиза по-настоящему не любили друг друга. Значит, и здесь ложь. Для нее да, пожалуй, и для него это был брак по расчету — не материальному, а прежде всего по сословному, согласно требованиям, выработанным правилами, привычками, традициями, свойственными тому обществу, к которому они оба принадлежат.
Артист точно передает, что всякий разговор о Лизе ему неприятен и в то же время раздражает его, будь то призыв Саши вернуться в семью или исповедь перед собеседниками за трактирным столом. Но вот чего не хватает у Протасова — Калягина, так это жестокой, раздирающей тоски, сознания того, что ни один из мучающих вопросов так и не решается; ему было бы стыдно выступать в должности губернатора или служить в банке, но стыдно жить и той жизнью, которой он живет сейчас, ему стыдно от сознания своего бессилия и глубокой несправедливости окружающего мира. Обратите внимание на то, как часто артист повышает голос: он сердится, негодует, бросается после разговора с Сашей со всего размаха на тахту, он возмущается поведением судейских чиновников, получающих по двугривенному за пакость. А вот тоски у Протасова — Калягина не хватает, как и стремления понять истину, а без этого нет Протасова, во всяком случае — в полном понимании его характера. Я полагаю, что Протасов должен чаще говорить тихо, он слишком взволнован, чтобы кричать, но, когда он говорит, должен замереть весь театр…
Три актера Художественного театра старшего поколения заняты в постановке. М. Прудкин играет князя Абрезкова. Не знаю, насколько он похож на подлинного аристократа, хотя артист прекрасно держится в сюртуке, умело обращается с цилиндром и сразу производит впечатление, едва появляется в гостиной Карениной. Но это относительно второстепенные детали роли. Главное в другом — в беседе князя с Карениной и особенно в разговоре его с Протасовым, когда он, исходя из дружеских чувств, вынужден выполнять весьма неприятное поручение. Зрители видят, чувствуют, как князю становится все более стыдно оттого, что он так грубо и бестактно вмешивается в чужую жизнь. Трудно сказать, в чем именно этот стыд выражается: в какой-то неуверенной интонации, слишком частых паузах, сдержанных жестах. Но становится очевидно, что князю не по себе, что он не согласен со многими давно выработанными традициями, религиозными догматами. Хотя он, следуя именно этим традициям, вынужден выполнять просьбу Карениной и беседовать с Протасовым. И неожиданно князь по духу оказывается близок Феде. Мы вспоминаем о замечательном и даже великом исполнении актеров прошлых времен, но вот — именно такое исполнение нашего современника. Как же этому не порадоваться!
Так же хороша А. Степанова в роли Карениной. И сама Каренина, и другие говорят о ее религиозности. Но все это ложь, и артистка прекрасно эту ложь разоблачает. В том, как Каренина — Степанова беседует, во всей ее позе, в страхе за сына, который может из-за любви нарушить, общественные установления, присутствуют непоколебимое стремление к сохранению внешних форм жизни, ненависть к каждому, кто вольно или невольно пытается ее покой нарушить. И, право, чем дальше, тем больше эту женщину начинаешь ненавидеть. Она лицемерна до корней волос и, говоря о добре, может оскорбить и даже уничтожить каждого, кто встанет ей поперек дороги. Великолепная актерская работа!
В этот же ряд следует поставить и С. Пилявскую, играющую Анну Павловну, мать Лизы. И здесь слова о высоких материях решительно противоречат сути того, о чем идет речь, и здесь прежде всего ищется выгода. Стоит вспомнить пронзительный и неприязненный взгляд, какой она бросает на проходящую горничную (Т. Бронзова), чтобы почувствовать, как осуждается молодость и привлекательность, и понять, что Анна Павловна — недобрая женщина и с нею окружающим, в том числе ее домашним, далеко не просто.
Интересно играет А. Вертинская роль Елизаветы Андреевны. Эта молодая женщина не то чтобы любит своего беспутного мужа, но вся во власти установлений того, что определяется законами церковного брака и общественными принципами. Именно поэтому она так ратует за возвращение Феди в семейное лоно, идя даже на определенные компромиссы. Но чем дальше, тем ей становится все ближе Виктор Каренин, человек одинаковых с нею общественных воззрений. И как только окончательно выясняется, что о продолжении прежнего браке не может быть речи, тем более что Протасов объявлен утонувшим, так сейчас же вопрос о новом замужестве решается. Лиза у Вертинской, безусловно, порядочная женщина, но с незначительным характером, она всегда плывет по течению и больше всего расстраивается и сердится, когда течение ее выносит не туда, куда бы ей хотелось. Это распространенный в жизни характер, и артистка показывает его очень убедительно.
Во многом схож с Лизой Виктор Каренин (Ю. Богатырев) — молодой камергер и действительный статский советник, то есть штатский генерал. Конечно, это антипод Протасова, и его порядочность, как и чистоплотность — результат воспитания, тех правил, которым он беспрекословно подчиняется. Но жизнь идет так, что правила нарушаются, и это приводит Каренина в замешательство. Вот почему в разных эпизодах хочется видеть разного Каренина, есть и такие моменты, когда он должен представляться драматическим лицом. У актера же Каренин на протяжении всего действия одинаков, даже когда он попадает к цыганам, у которых Федя кутит, хотя именно в этом эпизоде для Каренина многое решается, и здесь его не может, пусть до какой-то степени, не покинуть обычная сдержанность. Пожалуй, некоторую взволнованность Каренин-Богатырев показывает только на допросе у следователя, но, право, этого мало для подробной характеристики персонажа.
Что же касается Саши (Е. Королева), то, судя по ее поведению, почти истерическому отношению к происходящим событиям, к уходу Феди из дома, можно подумать, что она сама влюблена в Протасова и именно это движет ее поступками. У Толстого же, если мы не ошибаемся, Саша действует скорее исходя из духовных, моральных побуждений. Каренин ей претит своей ограниченностью, Протасов привлекает человеческой недюжинностью.
Так же пока не очень получилась у молодой актрисы Е. Глебовой цыганка Маша. Трудно понять, чем ее так привлек Протасов. Почему она с такой решительностью пренебрегла законами и обычаями хора, забыла про отца и мать? Той страсти, которая оказывается сильнее всех доводов рассудка, артистка в Маше все-таки не передает, как не поднимает своего героя и Калягин до той степени, чтобы мы поняли его как подлинно недюжинную натуру. Роман Протасова и Маши здесь, на мой взгляд, напоминает флирт — не более того. Но спектакль идет, и - кто знает, хочется в это верить, — может быть, через какое-то время образ Маши утвердится как один из центральных.
Теперь один частный и все-таки важный вопрос: спектакль начинается и кончается цыганской песней и пляской. И согласно пьесе на сцене должны звучать цыганские мотивы. Протасов, в частности, просит у Маши спеть «Не вечернюю». Но вот что существенно: цыгане (Н. Семенов, Н. Морозов, С. Бондаренко, 3. Цюрина, Л. Иванова) поют хорошо, что же касается гитаристов, то они и вовсе отличные. Когда же знаменитую цыганскую венгерку начинают плясать Нина Головкина, Илона Иванова и особенно Рустам Иванов, зрители, увлеченные мастерством исполнителей, забывают о событиях пьесы и от души аплодируют мастерству танцоров, и это выступление становится эстрадным номером.
Верно ли это?..
И в заключение: конечно, спектакль в чем-то спорен, но при всем этом решен режиссерски талантливо, во многом убеждает и, безусловно, доносит основную мысль, заложенную в пьесе великим писателем. Мысль о том, что честность и доброта — те драгоценные человеческие качества, без которых не может развиваться жизнь, не может быть настоящих людей.
В новом мхатовском спектакле — это главное.
* * *, Челябинский рабочий, 28.05.1988
«Билокси-блюз» по дороге на войну, Алексей Аджубей, Московские новости, 27.12.1987
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, 22.02.1987
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, 28.01.1987
Групповой портрет с тамадой, Сергей Николаевич, «Неделя», № 4 (1400), 1987
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, 28.12.1986
Премьеры будущей недели, Вечерняя Москва, 25.10.1986
Подвергай себя сомнениям, Советская культура, 5.07.1986
Несколько личных вопросов, Московский Комсомолец, 30.12.1984
Выбираю роль болельщика, Советская культура, 2.02.1984
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, 16.11.1983
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, 6.11.1983
Жажда и радость работы, Советская Эстония, 7.07.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Великая радость творчества, Красная звезда, 2.10.1982
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, 22.09.1982
Главная роль, Советская культура, 4.07.1982
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), 22.04.1982
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, 12.02.1982
Перед бессмертием, М. Строева, 20.01.1982
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, 12.01.1982
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 5.01.1982
Наши интервью. Александр Калягин, Театральная Москва, № 20, 1982
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, 31.12.1981
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, 16.12.1981
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, 13.12.1981
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, 20.11.1981
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, 13.11.1981
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, 27.10.1981
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, 23.10.1981
Страстное слово театра, Г. Островская, Красное знамя (Владивосток), 8.07.1981
Удовольствие для души?, В. Дубков, Молодой дальневосточник (Хабаровск), 23.06.1981
Стремлюсь к неожиданному, Советская Россия, 14.01.1981
Наедине с вами, Советская культура, 16.12.1980
«Классика — школа добра», Литературная Россия, 30.11.1979
Верить в свое призвание, Ленинградское знамя, 27.05.1979
Иштван Хорваи: Счастливая встреча, Советская культура, 18.05.1979
Две премьеры, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 23.04.1979
Всего четыре часа?, Екатерина Кеслер, Социалистическая индустрия, 27.03.1979
Работа Калягина, Молодой коммунар (Тула), 5.08.1978
В кино и в театре, Магнитогорский рабочий, 5.07.1978
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, 16.12.1977
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, 30.11.1977
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, 5.10.1977
А что впереди?, Эльга Лындина, Московский Комсомолец, 16.06.1977
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, 11.02.1977
Современно о современниках, Роберт Стуруа, Заря востока (Тбилиси), 17.04.1976
Глубина правды, Виктор Комиссаржевский, Советская культура, 4.11.1975
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, 24.10.1975
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, 14.10.1975
Два дебюта, Е. Борисоглебская, Московский Комсомолец, 16.05.1974
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, 29.03.1974
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, 29.06.1973
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, 28.06.1973
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, 15.06.1973
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, 9.06.1973
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, 25.05.1973
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, 1.03.1973
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, 27.01.1973
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, 12.01.1973
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, 5.01.1973
Второе знакомство, С. Овчинникова, Московский Комсомолец, 9.12.1969
На сцене — польская драматургия, Вечерняя Москва, 22.11.1969
«Только телеграммы», М. Руссов, «Вперед» (Загорск), 19.10.1968
Надежды и разочарования Уингфилдов, Н. Абалкин, Правда, 4.06.1968
Человек и революционер, Владимир Пименов, Литературная Россия, 9.02.1968
Маяковский на Таганке, Б. Галанов, Литературная газета, 14.06.1967
Победа поэзии, Виктор Шкловский, Известия, 8.06.1967
Послушайте. Маяковский, В. Фролов, Советская культура, 30.05.1967
Идет дознание?, Юрий Айхенвальд, Московский Комсомолец, 2.03.1967
Спор о современнике, Т. Шароева, Вечерний Тбилиси, 7.07.1966
«Только телеграммы», «Заря Востока» (Тбилиси), 7.07.1966
«Жизнь Галилея», Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 13.06.1966
Испытание разумом, Н. Лордкипанидзе, Приложение к «Известиям» «Неделя», 28.05.1966
В поиске, Я. Варшавский, Вечерняя Москва, 18.06.1965
Это время гудит телеграфной струной…, Б. Галанов, Литературная газета, 22.04.1965
Слова Ленина обновляют театр, Виктор Шкловский, Известия, 17.04.1965
Стая молодых набирает высоту?, Григорий Бояджиев, Советская культура, 3.04.1965
С оголенным нервом, Ольга Нетупская, Планета Красота
О некоторых загадках…, Ольга Нетупская, Планета Красота
«Похождение» в Таллине, «Новости культуры» (ТК «Культура»)
Планета Калягин, Юлия Маринова, Домовой
Калягин предлагает жить дружно, Григорий Заславский, Сайт Театральное дело Григория Заславского
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб
Надо уметь вопить от боли, Марина Багдасарян, Время МН
Подлец? Кто подлец?, Александр Соколянский, ОБЩАЯ ГАЗЕТА
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Эти славные психи, Нина Агишева
Андрей Житинкин дописывает Томаса Манна, Сергей Веселовский, Москва театрально-концертная
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер
., Наталия Колесова
Антисказка, Агнешка Сыновска, Шекспировская газета
Еврей и христианин, Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Месть Шейлока, Беата Лентас, Шекспировская газета