для слабовидящихнормальная
РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-32-13 (приемная ректора)
+ 7 495 692-41-67 (касса учебного театра)
E-mail: public@mxat-school.ru

| еврей и христианин |

Еврей и христианин

Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Шекспировский «Венецианский купец» на сцене Балтийской оперы появился под другим названием — «Шейлок». Да, именно Шейлок оказывается в центре произведения, и уже вокруг него переплетаются пути других героев. В нем сосредоточен наибольшей силы эмоциональный и психологический заряд, именно он, Шейлок, кажется самым настоящим и похожим на человека.

Шекспировский герой, по сюжету купец, дает возможность представить на сцене стереотип еврея. Но не вследствие этого мы воспринимаем его как героя трагического — портрет Шейлока делается более полным, когда появляется другой персонаж, Антонио (Виктор Вержбицкий). Венецианский купец наделен — внешне — такими чертами, какими может гордиться справедливый и исключительно благородный христианин. Он не занимается унизительным ростовщичеством, дружба для него важнее денег. Он помогает Бассанио соединиться с любимой женщиной, отдавая при этом свою жизнь прямо в руки врагу. Так какую же драму выстраивает режиссер, сосредотачивая свой спектакль на конфликте между Шейлоком и Антонио, в котором первый предстает бездушным ростовщиком, зато второй — до тошноты благородным христианином?

Акцентируя в характерах героев именно эти — наиболее штампованные и очевидные — черты, Стуруа, как кажется, располагает конфликт в двух плоскостях. Трагизм и Шейлока, и Антонио состоит в том, что оба являются двойными пленниками: своего «официального» образа — с одной стороны, и взаимной ненависти и многолетнего соперничества — с другой. Антонио не только соперник Шейлока, но и его двойник, alter ego, которое действует на территории, лежащей за пределами мира жадного еврея. Примечательны, однако, побуждения, которыми руководствуется Антонио. Разве зависимость, в какую он попал, не побуждает его к поступкам, последствия которых ударили бы по Шейлоку?

То, что оба героя беспрестанно «оглядываются» друг на друга, несомненно, в итоге приводит их к гротескному финалу, который превращает трагическое противостояние в сюрреалистическое, неправдоподобное зрелище. Сцена суда и в самом деле начинается забавно.

Шейлок может наконец осуществить свою мечту, вексель дает ему возможность вырезать из тела Антонио фунт мяса — то есть убить того, кто многие годы мучил его, давая понять, что он, Шейлок, — ничтожество. Убить того, кто своими поступками как бы вынуждал его вести себя по схеме, навязанной культурой и традицией, и не давал возможности разрушить этот стереотипный образ, освободиться от него. Намерение Шейлока убить Антонио, представляющего в пьесе христианское общество, — это символичная месть людям, которые унизили его и отобрали любимую дочь. Ведь Джессика, тайно бежав с возлюбленным, не только обокрала отца, но и отреклась от своего происхождения. Потеряв все, Шейлок будет желать мести «законным» венецианцам. Его рана так глубока, что он перестает думать о деньгах — и не хочет брать даже во много раз большую, чем задолжал Антонио, сумму.

У купца нет иного выхода, кроме как поддаться тому, что кажется неизбежным. Он пробует не потерять при этом достоинства. Безрезультатно. Когда он убегает с операционного стола, из-под ножа Шейлока, мы уже знаем, что весь его заботливо созданный образ — лишь маска, за которой спрятался обыкновенный, слабый человек. Как и его враг, Антонио все время играл, гонясь за идеальным образом, который уже не удастся спасти.

Но это, как выясняется, не имеет значения: до приведения приговора в исполнение дело не доходит. Антонио спасают друзья, те самые, которые немного погодя совершат над Шейлоком суд Линча. Ужасает его смысл: «добрые» христиане раздавили — перед лицом закона — еврейского клопа. Еврей Шейлок становится — не в первый раз, впрочем, — козлом отпущения «честного» общества.


* * *, Челябинский рабочий, 28.05.1988
«Билокси-блюз» по дороге на войну, Алексей Аджубей, Московские новости, 27.12.1987
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, 22.02.1987
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, 28.01.1987
Групповой портрет с тамадой, Сергей Николаевич, «Неделя», № 4 (1400), 1987
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, 28.12.1986
Премьеры будущей недели, Вечерняя Москва, 25.10.1986
Подвергай себя сомнениям, Советская культура, 5.07.1986
Несколько личных вопросов, Московский Комсомолец, 30.12.1984
Выбираю роль болельщика, Советская культура, 2.02.1984
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, 16.11.1983
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, 6.11.1983
Жажда и радость работы, Советская Эстония, 7.07.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Слабый человек. И это все?.., Александр Свободин, Литературная газета, 2.03.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Трагедия честного человека, Юрий Дмитриев, Литературная Россия, 28.01.1983
Великая радость творчества, Красная звезда, 2.10.1982
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, 22.09.1982
Главная роль, Советская культура, 4.07.1982
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), 22.04.1982
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, 12.02.1982
Перед бессмертием, М. Строева, 20.01.1982
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, 12.01.1982
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 5.01.1982
Наши интервью. Александр Калягин, Театральная Москва, № 20, 1982
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, 31.12.1981
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, 16.12.1981
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, 13.12.1981
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, 20.11.1981
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, 13.11.1981
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, 27.10.1981
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, 23.10.1981
Страстное слово театра, Г. Островская, Красное знамя (Владивосток), 8.07.1981
Удовольствие для души?, В. Дубков, Молодой дальневосточник (Хабаровск), 23.06.1981
Стремлюсь к неожиданному, Советская Россия, 14.01.1981
Наедине с вами, Советская культура, 16.12.1980
«Классика — школа добра», Литературная Россия, 30.11.1979
Верить в свое призвание, Ленинградское знамя, 27.05.1979
Иштван Хорваи: Счастливая встреча, Советская культура, 18.05.1979
Две премьеры, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 23.04.1979
Всего четыре часа?, Екатерина Кеслер, Социалистическая индустрия, 27.03.1979
Работа Калягина, Молодой коммунар (Тула), 5.08.1978
В кино и в театре, Магнитогорский рабочий, 5.07.1978
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, 16.12.1977
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, 30.11.1977
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, 5.10.1977
А что впереди?, Эльга Лындина, Московский Комсомолец, 16.06.1977
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, 11.02.1977
Современно о современниках, Роберт Стуруа, Заря востока (Тбилиси), 17.04.1976
Глубина правды, Виктор Комиссаржевский, Советская культура, 4.11.1975
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, 24.10.1975
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, 14.10.1975
Два дебюта, Е. Борисоглебская, Московский Комсомолец, 16.05.1974
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, 29.03.1974
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, 29.06.1973
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, 28.06.1973
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, 15.06.1973
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, 9.06.1973
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, 25.05.1973
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, 1.03.1973
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, 27.01.1973
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, 12.01.1973
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, 5.01.1973
Второе знакомство, С. Овчинникова, Московский Комсомолец, 9.12.1969
На сцене — польская драматургия, Вечерняя Москва, 22.11.1969
«Только телеграммы», М. Руссов, «Вперед» (Загорск), 19.10.1968
Надежды и разочарования Уингфилдов, Н. Абалкин, Правда, 4.06.1968
Человек и революционер, Владимир Пименов, Литературная Россия, 9.02.1968
Маяковский на Таганке, Б. Галанов, Литературная газета, 14.06.1967
Победа поэзии, Виктор Шкловский, Известия, 8.06.1967
Послушайте. Маяковский, В. Фролов, Советская культура, 30.05.1967
Идет дознание?, Юрий Айхенвальд, Московский Комсомолец, 2.03.1967
Спор о современнике, Т. Шароева, Вечерний Тбилиси, 7.07.1966
«Только телеграммы», «Заря Востока» (Тбилиси), 7.07.1966
«Жизнь Галилея», Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 13.06.1966
Испытание разумом, Н. Лордкипанидзе, Приложение к «Известиям» «Неделя», 28.05.1966
В поиске, Я. Варшавский, Вечерняя Москва, 18.06.1965
Это время гудит телеграфной струной…, Б. Галанов, Литературная газета, 22.04.1965
Слова Ленина обновляют театр, Виктор Шкловский, Известия, 17.04.1965
Стая молодых набирает высоту?, Григорий Бояджиев, Советская культура, 3.04.1965
С оголенным нервом, Ольга Нетупская, Планета Красота
О некоторых загадках…, Ольга Нетупская, Планета Красота
«Похождение» в Таллине, «Новости культуры» (ТК «Культура»)
Планета Калягин, Юлия Маринова, Домовой
Калягин предлагает жить дружно, Григорий Заславский, Сайт Театральное дело Григория Заславского
Фарс написан, фарс и поставлен, Мария Львова, Вечерний клуб
Надо уметь вопить от боли, Марина Багдасарян, Время МН
Подлец? Кто подлец?, Александр Соколянский, ОБЩАЯ ГАЗЕТА
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Эти славные психи, Нина Агишева
Андрей Житинкин дописывает Томаса Манна, Сергей Веселовский, Москва театрально-концертная
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер
., Наталия Колесова
Антисказка, Агнешка Сыновска, Шекспировская газета
Еврей и христианин, Юстыня Сверчинька, Шекспировская газета
Месть Шейлока, Беата Лентас, Шекспировская газета