РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| игорь золотовицкий: такой государственной системы театров, как у нас, нет нигде в мире |

Игорь Золотовицкий: Такой государственной системы театров, как у нас, нет нигде в мире

Общественное российское телевидение, 8.09.2017
Оксана Галькевич: Костя, я надеюсь, мы сейчас узнаем, что… Я надеюсь услышать от нашего гостя, что розги в классах там не стоят.

Константин Чуриков: Ну, «Антракт» – это не повод выходить за бутербродами. «Антракт» – это повод сейчас как раз смотреть ОТР и звонить в студию: 8-800-222-00-14. У нас здесь Игорь Яковлевич Золотовицкий – заместитель художественного руководителя МХТ имени Чехова, заслуженный артист России. Ну и еще, конечно, главная должность – реактор Школы-студии МХАТ. 

Игорь Золотовицкий: Да. И директор Дома актера еще.

Оксана Галькевич: Вот так вот!

Игорь Золотовицкий: Ух, нахватал должностей!

Оксана Галькевич: А чем гордитесь? Вот что греет больше из всего перечисленного?

Игорь Золотовицкий: Греет больше? Ну, греет больше, конечно, профессия, которая написана у меня в дипломе – актер театра и кино. Несмотря на то, что… Знаете, я руководствуюсь постулатами из фильмов и литературы. Один постулат у Булгакова: «Никогда не нужно просить. Придут и сами дадут». И в этом смысле моя совесть чиста – не выпрашивал ни одну из должностей. А с другой стороны, фраза из «Крестного отца»: «Поступит такое предложение, от которого невозможно отказаться».

И конечно же, так как моя жизнь связана с Камергерским переулком (я имею в виду Школу-студию МХАТ, когда я поступил в 79-м году), и с театром, поэтому все мои должности, ну, за исключением Дома актера… Хотя и там тоже прошла моя юность, начиная тоже с обучения. Поэтому все должности связаны все-таки непосредственно с моей биографией, с театром, с актерством. И наверное, все уже главные.

Константин Чуриков: А вот в этой творческой сфере, именно актерской, артистической, что интереснее – руководить или играть?

Игорь Золотовицкий: Слушайте, ну конечно, руководить… Знаете, такая сладость, когда ты начальник. Тут не увлечься бы, знаете. Тут опасно увлечься, потому что «ты – начальник, я – дурак» не хотелось бы, чтобы применяли к моему руководству во всех моих организациях. Ну, ответственности больше, конечно, слушайте, и в Школе-студии и за ребят, и за педагогов. И хочется, чтобы были достойные зарплаты у педагогов, и какие-то стипендии повышенные у ребят. И вообще внебюджет найти. И желательно, чтобы мы соответствовали уровню европейскому. Хотя творчески…

И если говорить про вообще систематизированное образование театральное, то я с уверенностью говорю, что мы впереди планеты всей. Это не значит, что нигде нет хороших школ. Есть. Но систематизированного такого театрального образования на уровне государства нет нигде.

Оксана Галькевич: Игорь Яковлевич, вот вы сказали, что «ты – начальник, я – дурак». Мне кажется, в творческих коллективах с творческими ребятами в образовании так ведь, наверное, нельзя. Ну, они же такие ранимые, они же творцы!

Игорь Золотовицкий: Ой, слушайте, они все творцы, на первом курсе особенно. На четвертом они чуть про себя начинают понимать. Да, это штука непростая, знаете. Ну, радостно то, что я как-то уверен в каком-то гуманитарном таком их образовании. Знаете, удачный курс актерский… Я про актерский сейчас говорю, потому что у нас несколько факультетов. У нас есть продюсеры, менеджеры, художники по костюмам, сценографы, технологи…

Оксана Галькевич: Полный цикл.

Игорь Золотовицкий: Да. Ну, конечно, основной факультет все-таки актерский (никого не хочу обидеть). Вне зависимости от того, станут ли они актерами, я бы хотел, чтобы они были гуманитариями, потому что это так сейчас важно. Так тревожно, что не хватает какой-то такой просветительской нотки. Это не значит, что мораль читать какую-то. Но русский театр всегда славился какими-то такими… сегодня модное слово – «месседжами».

Константин Чуриков: Я думал, вы скажете «фишками».

Игорь Золотовицкий: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Ну, некая миссия есть, послание, да?

Игорь Золотовицкий: Ну да, ну да. Может быть, это пафосно сейчас звучит, но всегда это было в традициях русского театра, в подтекстах. Понимаете, «Гамлета» можно было ставить и про Гамлета, а можно было ставить про Офелию, а можно было ставить про Клавдия, а можно было ставить про сегодняшний день. И во всех этих великих произведениях, не только Шекспира, но и всех наших ребят, начиная от Чехова и заканчивая сегодняшней драматургией… Допустим, Женя Гришковец, Ваня Вырыпаев, Людмила Петрушевская, на которой наше поколение, мое поколение выросло. Она уже вообще классика, ее проходят. И они как-то ставят такие вопросы, на которые часто зрителю надо подсказать, как ответить. И они подсказывают.

Константин Чуриков: О пафосном и торжественном давайте поговорим – о новом сезоне в МХТ имени Чехова. Какие премьеры? Я тут просто прочитал… По Вуди Аллену?

Игорь Золотовицкий: Да. Ой, слушайте, я с удовольствием расскажу. И мне кажется, что это замечательный спектакль, выпущенный как раз в конце прошлого сезона, практически перед отпуском, по фильму Вуди Аллена «Мужья и жены». Замечательная постановка Кости Богомолова. Абсолютно как-то для меня другой гранью этот режиссер… Не все грани я всегда принимаю. Ну, не то что это плохо или хорошо, но я не всеядный. Но тут это абсолютно мое. Это с такой иронией, именно вудиалленской, с такой интонацией! В то же время у Вуди Аллена часто меня смущало, что это очень американские такие истории. А тут очень попадает. Мне кажется, она такая интернациональная история про вечные отношения женщин и мужчин. 

Константин Чуриков: Но они не по-американски все-таки тонкие.

Игорь Золотовицкий: Замечательно сделано! И решение, и сценография Ларисы Ломакиной, и блестящая игра актеров – и Игоря Гордина, и Игоря Верника, и девчонок наших, Светланы Колпаковой, Яны Осиповой, и молодых ребят. Мне кажется, что замечательная премьера.

Еще не могу не похвастаться… Слушайте, актеры все-таки люди-то хвастливые.

Оксана Галькевич: Давайте.

Игорь Золотовицкий: Мне ревностно, что вы начали с «Мужья и жены», хотя спектакль прекрасный. А в конце также сезона того выпустил Женя Гришковец спектакль «Весы». Не знаю, кем я являюсь для Жени, но он-то точно, если какие-то параллели проводить, он точно является моим Чеховым, потому что уже четвертый спектакль Жени в моем репертуаре. Одно из названий мы играем с Женей вместе по произведения Аллана Эдгара По. И вот этот спектакль сначала принадлежал Жениному театрику, а теперь это в репертуаре МХТ. 

И вот новый спектакль «Весы». Женя выступил в роли полноценного режиссера. Трудно ему было, конечно, отказаться от авторства, потому что он, конечно, и Чехов, и Станиславский был в одной бутылке. Но мне кажется, что очень… Знаете, такой он обладает интонацией, так просто говорит про важные вещи. Дело происходит в роддоме. Я не знаю, мне кажется, что это женский… ну, для женщин прекрасно. Но мужики хохочут не меньше, потому что весь сюжет – как четыре разновозрастных мужика ждут, кто у них появится.

Константин Чуриков: Это типа «О чем говорят мужчины»?

Игорь Золотовицкий: Да-да-да. Но это в драматургическом все-таки формате. Очень много, очень много совпадений. Приходите, приходите. Замечательно!

Оксана Галькевич: Знаете, я заглянула на наш SMS-портал, а там столько сообщений для вас!

Игорь Золотовицкий: Да?

Оксана Галькевич: Я вот сейчас зачитаю несколько. Ну, раз вы сказали… Актеры же любят доброе слово? Давайте не одно доброе слово. Вот, например, пишут, что вы прекрасный актер. «Нечасто увидишь среди звезд такого человека с чувством самоиронии», – это Новокузнецк, ваш поклонник Игорь.

Игорь Золотовицкий: Игорь. Тезке привет!

Оксана Галькевич: Да. Вот еще спрашивают. Знают вас, естественно, как актера. «А вот в качестве режиссера какие вы собираетесь ставить в этом сезоны спектакли?» Такой вот вопрос, из Нижегородской области интересуются.

Игорь Золотовицкий: Ух ты! Нижегородцы.

Оксана Галькевич: У нас вся страна, да.

Игорь Золотовицкий: Вопрос, конечно, интересный.

Оксана Галькевич: Иркутяне, сибиряки хотят знать, какую свою роль в кино, в театре вы считаете самой удачной. Вот так вот.

Игорь Золотовицкий: Потрясающе!

Оксана Галькевич: Это еще не все. Я буду откладывать…

Игорь Золотовицкий: Радостно, что такая география ваших телезрителей.

Константин Чуриков: И это только то, что Оксана успела прочитать.

Игорь Золотовицкий: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Удачного сезона вам желают. Поздравляют с началом нового и желают вам удачного сезона. Я буду потихонечку откладывать, откладывать.

Игорь Золотовицкий: Хорошо, давайте-давайте-давайте. Ну, с чего начнем? Начнем, может быть… Знаете, когда говорят про режиссуру в моем контексте, то как в старом анекдоте: я не настоящий режиссер. Это как ребенок говорил в песочнице: «Я не настоящий сварщик». В том смысле, что у меня нет таких амбиций режиссерских во что бы то ни стало заниматься режиссурой, два раза в год обязательно поставить спектакль. Такого нет, потому что я избалован с юности соавторством всегда спектаклей. Хотя у нас был режиссер и мой друг, к сожалению, рано ушедший, Рома Козак. Да и вообще такие режиссеры мне попадались, которые или были моими друзьями, или становились моими друзьями. В этом смысле я могу что-то придумать, когда компашка подбирается, когда материал подбирается.

Вот идет спектакль уже который год (шестой) «Женитьба» Гоголя. В главных ролях – Ира Пегова, Стас Дужников, Юра Стоянов, которому… Давайте мы поздравим его, ему недавно 60 лет исполнилось. Юра, мы тебя поздравляем!

Оксана Галькевич: Да, поздравляем, конечно.

Игорь Золотовицкий: И Женя Добровольская… Ну, всех перечисляю, чтобы не обидеть Бориса Плотникова, Сережу Беляева, Валеру Трошина, Пашу Ващилина. Ну, прекрасная компашка у нас. И Гоголь – слушайте, это великий инопланетянин, приземлившийся, к счастью, в просторах наших. По-моему, знаете, можно такие акценты ставить вечные.

А что касается этого года… Ах, страшно всегда говорить про будущие планы. Нашли материал в МХТ, называется «Жизнь ископаемых». Это такая американская пьеса, замечательно переведена, для… не хочется сказать «ископаемых» Московского художественного театра, но для стариков Московского художественного театра. Ну, попробуем. Конечно, очень ответственно и работать с великими артистами во главе со Станиславом Андреевичем Любшиным, и Женей Киндиновым, и Владимиром Красновым. Ну, все-все-все дорогие мои.

Константин Чуриков: Я думаю, что ископаемым себя чувствует абсолютно любой человек, которому немножко за тридцать, просто потому, что вокруг они – вот эти дети носятся с этими планшетами, все шарят, все знают.

Игорь Золотовицкий: Я сейчас вспоминаю себя. Я в 24 года почувствовал себя ископаемым. У меня младшему сыну 20 лет исполнилось позавчера. И я думаю: ну, через 4 года я понял, что все, жизнь прошла в 24 года. Я говорю: «Саня, у тебя еще есть 4 года, ты еще молодой».

Оксана Галькевич: «Живи!»

Игорь Золотовицкий: Да. Так вот, это что касается планов режиссерских таких – не амбиций, а планов просто. Ну, я еще надеюсь, что будут какие-то премьеры и актерские. И Женя Марчелли будет ставить пьесу Горького «Дачники». А у нас юбилейный год Алексея Максимовича, и у нас будет спектакль, посвященный… Ну, не знаю, как он будет прокатываться, но посвященный именно Горькому.

Константин Чуриков: У вас же там есть какой-то из премьерных спектаклей в МХТ как раз таки по Горькому. Я забыл…

Игорь Золотовицкий: «Мальва».

Константин Чуриков: Точно!

Игорь Золотовицкий: «Мальва». Поставил молодой режиссер, симпатичный парень. Вообще то, что у нас существует такая лаборатория для молодых ребят на маленькой сцене… Она называется Новая сцена.

Знаете, в чем проблема молодой режиссуры? Что, не дай бог, человек ошибся или у человека не получилось – и на него в больших театрах ставят крест, и все: «Ну, у него это не получилось!» А это не значит, что он неспособный. Потому что очень много замечательных, по-другому думающих ребят с другой интонацией. А интонация действительно меняется сейчас в театре. И вообще театр – это искусство интонации. И все великие у нас в свое время меняли интонацию. Вот этот год – 100-летие Юрия Петровича Любимова. Как он поменял в свое время интонацию? 1 октября 90-летие Олега Николаевича Ефремова. И он «Современника» менял интонацию. И сейчас это. И это классно, что они есть. И не надо, чтобы мы с ними были согласны.

Константин Чуриков: Тут еще специфика работы какая? Вот мы на телевидении можем, как мы говорим, «трактовать», то есть пробовать какую-то новую программу «в стенку» – не в эфир, а сами для себя.

Игорь Золотовицкий: Ну да, пилотную сделать.

Оксана Галькевич: Но это на людях, Костя, извини, на зрителях.

Константин Чуриков: Да. А в театре же спектакль не может все время играться для самих себя, потому что кто-то же должен на него смотреть.

Игорь Золотовицкий: Конечно, конечно. Ну, поэтому я и говорю, что есть эта лаборатория, где ребята что-то заявляют, что-то представляют в рамках вот такой маленькой сцены. И если у них получается, идет прогон (знаете, как мы называем) «на пап, на мам и на плюшевый десант». Знаете, что такое «плюшевый десант»? Это бабушки в плюшевых шапочках, которые…

Константин Чуриков: Которые условного Сережу Лазарева увидели – и кинули в него…

Игорь Золотовицкий: Нет-нет-нет, это «сырихи», это другое.

Оксана Галькевич: У вас какой-то прямо собственный…

Игорь Золотовицкий: А «плюшевый десант» – это бабушки, которые знают, когда все халявные просмотры. Они в плюшевых кепочках, они сидят и не все понимают, что происходит, но приходят они на премьеры.

Константин Чуриков: Ну, они такие с брошками.

Игорь Золотовицкий: И если получается, то молодому человеку дается этот шанс прокатывать спектакль. Сколько он проживет – это уже будет понятно. Как говорит Олег Павлович: «Спектакль живет, пока ходят зрители».

Оксана Галькевич: Продолжим добрым словом вас радовать. Смотрите, Белгородская область: «Постулат один: что посеешь, то и пожнешь». И продолжение какое, думаете? «У вас достойное творчество! Вы замечательный и узнаваемый актер. И вы это заслужили».

Игорь Золотовицкий: Как это приятно!

Оксана Галькевич: Это Белгородчина. Краснодарский край что нам пишет? «Вам Бог велел играть классику». Ну, отличное мнение нашего телезрителя.

Игорь Золотовицкий: Да. 

Оксана Галькевич: «Олигарха, крестного отца или белых офицеров», – Сергей из Краснодара.

Игорь Золотовицкий: Белых офицеров.

Оксана Галькевич: Слушайте, у вас на Кузбассе, я хочу сказать, большая просто армия поклонников. Так и пишут: «Обожаем вас».

Игорь Золотовицкий: Спасибо Кузбассу! Очень много у меня друзей в Кемерово. И возвращаясь к Гришковцу – он сам из Кемерово. И очень-очень действительно много…

Оксана Галькевич: Гришковца, да, там тоже действительно обожают.

Константин Чуриков: Знаете, вот такой вопрос у меня родился. Мы часто сейчас слышим со всех сторон: «Вот наше кино американизируется, мы это все взяли с Запада». Кстати, французы, у которых своя киношкола, режиссерская в том числе, они тоже это чувствуют. Там всегда есть процент фильмов, и он сделан а-ля Голливуд.

Оксана Галькевич: По лекалам, да?

Константин Чуриков: Что касается театра. Вот российский наш, русский театр – насколько это такая автономная организация сегодня?

Игорь Золотовицкий: Она не то что автономная. Если есть у нас импортозамещение какое-то, то это и есть наш русский театр. Он может быть лучше, хуже. Но когда я начал в начале нашей программы говорить про систематизированное такое образование… Нигде в мире нет вот такого института театра. И все иностранные студенты, приезжающие у нас по программам… У нас разные программы – есть и с американскими студентами, обмен у нас был с французскими ребятами из консерватории. Вот сейчас мы едем в Прагу, третий курс Димы Брусникина едет в консерваторию пражскую.

Все в восторге от института театра! Во-первых, репертуарных театров в мире очень мало, даже в Европе с замечательными и богатыми традициями, с замечательной школой. Есть и в Англии, и во Франции. И я преподавал во Франции, в Париже, в частной школе. И вообще в Европе. А Германия – что там говорить, замечательно, бум театральный. В Бельгии сейчас прекрасно. Но вот такой государственной структуры театральной нет нигде в мире.

Да, есть проблемы сейчас с репертуарным театром, где-то выживают. Где-то «отцы городов» поддерживают театр – и там он выплывает. И не только выплывает на местном уровне, но и выходит на российский уровень. Допустим, Роман Феодори, который в Красноярске, у него «Золотые маски». В Ярославле прекрасный театр, с которым я сотрудничал. Кстати, про классику…

Оксана Галькевич: Родина, кстати, русского театра

Игорь Золотовицкий: Да, первый русский театр – Волковский. Там играла Сорина в «Чайке» в постановке Жени Марчелли. К сожалению, по графику очень трудно ездить туда играть.

Поэтому, возвращаясь к тому, что такой организации нет в мире, я говорю это с полной уверенностью, зная это по практике. И еще раз. Я не говорю, что все в розовом цвете, как пиджак Анастасии, но и черненький цвет есть, и полосочки есть. Но то, что средний уровень… Понимаете, когда мы говорим про кино американское, как бы мы его ни критиковали, как бы мы ни говорили, что забито все блокбастерами, но именно средний уровень американского кино позволяет им снимать большое количество кино высшей категории. 

То же самое и у нас. У нас такой средний уровень театра. И в чем гений Станиславского? Не в том, что он такая икона висит, а в том, что он выработал систему воспитания среднего артиста. И великий режиссер Анатолий Александрович Васильев, который экспериментирует и так далее, – да, он экспериментатор, но он говорит: «Я экспериментирую с готовыми актерами». А школа должна быть достаточно консервативной, театральная школа. Она должна выучить «таблицу умножения». Ну, это я сейчас заумно. Извините.

Константин Чуриков: На вашем языке это называется «таблица умножения».

Оксана Галькевич: Игорь Яковлевич, у нас звоночек прозвенел.

Игорь Золотовицкий: Ой, как здорово!

Константин Чуриков: Но это не потому, что на спектакль, а потому что телефон.

Оксана Галькевич: Светлана из Челябинска. У нас действительно география обширная. Давайте пообщаемся с нашей телезрительницей.

Игорь Золотовицкий: Давайте.

Оксана Галькевич: Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Игорь Золотовицкий: Здрасте.

Зритель: Очень рада вас видеть и слышать. У вас замечательная программа, смотрю ее практически каждый день. У меня вот какой вопрос. Вы снимаете свой спектакль для телевидения или выкладываете где-то в Интернете? Потому что не так много хороших спектаклей можно увидеть, поскольку это все-таки регион не столичный. В том числе с Гришковцом. Я пыталась найти – не очень получается.

Оксана Галькевич: Спасибо, Светлана.

Игорь Золотовицкий: Постараемся приехать в Челябинск, чтобы вы воочию убедились. Вы знаете, мы были… не буду так уж безапелляционно говорить «первыми», но одни из первых, где спектакль шел в прямом эфире. Это было, по-моему, в Воронеже. Мы играли спектакль…

Константин Чуриков: Слушайте, это здорово! Я первый раз слышу.

Игорь Золотовицкий: Люди приходят в кинотеатр. Перед этим объявляют в зале, в МХТ, что спектакль идет на пять городов. Это специальное оборудование. Это замечательная и классная идея. И потом, когда мы кланялись, даже Юра Стоянов сказал: «Мы кланяемся, по-моему, Оренбургу или Воронежу. И вам, дорогие зрители, мы кланяемся». И потом звонки были от друзей, что они аплодировали, когда им поклонились. Это прекрасный и замечательный такой синтез телевидения и театра. Хотя, конечно же, ничего более эмоционального, чем живое, нет, безусловно.

Константин Чуриков: Ну, понятно, естественно.

Игорь Золотовицкий: Что касается спектаклей МХТ. Конечно, они есть на носителе. Наверное, надо войти на сайт МХТ и посмотреть там. Я некомпетентен ответить вот так точно, есть ли это. Хотя очень много спектаклей было на канале «Культура». Значит, надо зайти на сайт канала «Культура» – и там, наверное, висят наши спектакли. Очень много. И последний с Олегом Павловичем во главе… Тьфу! Чего это я говорю «последний»? «Последняя жертва» Островского. И «Женитьбу» снимали. Очень много спектаклей. Мне кажется, надо поискать на канале «Культура». В свое время очень много он снимал.

Оксана Галькевич: Игорь Яковлевич, вы знаете, мы как раз в прямом эфире работаем, нам время тоже кланяться нашим телезрителям вместе с вами. Я хочу сказать, что наши телезрители очень просят вас приехать к ним. Нижний Новгород, Кемерово, Ярославль, который вы только что вспоминали, хотят видеть вас лично. Гастролей вам, гастролей, удачи и всего хорошего!

Константин Чуриков: И мультимедийности, о которой мы только что говорили.

Оксана Галькевич: Да, мультимедийности.

Игорь Золотовицкий: Спасибо большое! Спасибо, дорогие. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо вам. У нас в студии был Игорь Золотовицкий – заслуженный артист России, ректор Школы-студии МХАТ, заместитель художественного руководителя МХТ имени Чехова. До новых встреч с вами, конечно же, в театре.

Уважаемые зрители, мы не прощаемся. Через несколько минут – большой выпуск новостей, а потом вернемся.

Оксана Галькевич: Вы узнаете обо всех последних событиях в нашей стране, а потом мы снова к вам вернемся и продолжим прямой эфир. 
К юбилею И.  Н.  Соловьевой, Экран и сцена, 16.11.2017
Новая Сибириада, Коммерсант-Стиль, 29.06.2017
Русал привез в Саяногорск артистов молодежного МХАТа, Первое городство телевидение Саяногорска, 26.06.2017
Молодой МХАТ на иркутской сцене, Областная газета (Иркутск), 7.06.2017
Театральный экстаз, «Причулымский вестник» (г. Ачинск), 13.05.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Отсебятина (Ярославль), 27.04.2017
Колыбельная Распутина, Аргументы недели, 30.03.2017
Высокий средний уровень, Русский репортер, 29.03.2017
Старикам тут место, Такие дела, 17.03.2017
Здесь и сейчас, Кристина Матвиенко, Colta.Ru, 7.03.2017
Король Лир оценен на отлично, Вечерняя Москва, 22.02.2017
Вся жизнь в искусстве, КультМск, 10.02.2017
«До и после» сцены, Светлана Наборщикова, Известия, 31.01.2017
Брусникинцы пригласили на чай, Алексей Аджубей, Независимая газета, 31.01.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Ревизор.Ру, 28.01.2017
Что движет светилами, Марина Токарева, Новая газета, 24.10.2016
Все премии ведут в Рим, Российская газета, 16.10.2016
«Горький. Дно. Высоцкий», Свободная пресса, 15.09.2016
Антон Гетман: «Второй Большой театр строить не буду», Екатерина Васенина, Новая газета, 24.08.2016
Дмитрий Брусникин: «Не может быть традиционного театра», Петербургский театральный журнал, 22.08.2016
Пазл из слоновой кости, КоммерсантЪ, 22.07.2016
Опера за горизонтом, Алена Карась, Российская газета, 20.07.2016
«Всегда стараюсь оставлять форму открытой», КоммерсантЪ — Воронеж, 16.06.2016
Студийцы МХАТа подмигнули Сталину, Российская газета, 14.06.2016
«Бронзоветь — это не интеллигентно», Т. Владимирова, КоммерсантЪ — Lifestyle, 8.06.2016
О старости – с любовью и без грусти, Республика Татарстан, 6.06.2016
Мир под названием «Молодость», Эксперт Татарстан, 6.06.2016
Ольга Привольнова: «Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать», Школа документального кино Марины Разбежкиной, 27.02.2016
«Сашенька, как мы скучаем по тебе…», Санкт-Петербургские ведомости, 15.02.2016
Чужая жизнь, Алексей Гончаренко, Лучший из миров, 2.02.2016
Игра с документом, Кристина Матвиенко, Лучший из миров, 2.02.2016
«Ответственность перед зрительным залом мобилизует», Ольга Егошина, Новые Известия, 2.02.2016
Молодые таланты МХАТа, Патриоты Нижнего, 13.01.2016
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
Постигая секреты магического языка, Литературная Россия, 20.11.2015
Дифирамб: Евгений Писарев, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 11.10.2015
Театр для жителей города, Мослента, 15.09.2015
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
«В театре главное, чтобы все было про человека», Андреа Поркедду, Новые известия, 21.07.2015
Пространство сновидения, Экран и сцена, 16.07.2015
МХАТ с доставкой на дом, Мичуринская мысль, 3.07.2015
Эта дорога ведет к театру?, Григорий Заславский, Независимая газета, 2.07.2015
«Побеждает разум, а не мракобесие», Иркутский репортер, 30.06.2015
Времени нет, Восточно-Сибирская правда, 26.06.2015
На московскую сцену можно подняться в Иркутске, Телекомпания „Аист“, Иркутск, 25.06.2015
Поступай как знаешь, ТеатрAll, 19.06.2015
Не радужное прошлое, Театрал, 16.06.2015
Переворот сознания, Театрал, 16.06.2015
Кристальный слон, Сигма, 10.06.2015
«Без тебя скучно!», Новые известия, 9.06.2015
Топ-5 спектаклей июня, The Vanderlust, 3.06.2015
Отзыв. Отклик. Ну, как-то так…, Марина Дмитревская, Петербургский театральный журнал, 3.06.2015
Другое Волоколамское шоссе…, Истринские Вести, 24.05.2015
Между прошлым и будущим, Литературная Россия, 22.05.2015
Prigov's Works Put The'Revolt' Into Revolution, Джон Фридман, The Moscow News, 20.05.2015
"Уж какая тут свобода…, Анна Банасюкевич, ПТЖ, 10.03.2015
Дифирамб с Игорем Золотовицким, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.03.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Переворот, Татьяна Лисина, Русский журнал, 31.01.2015
Плач по Конармии и земле, Санкт-Петербургские ведомости, 26.01.2015
Культурная «Революция», Кира Владина, Ваш досуг, 19.01.2015
Музыка революции, Рабкор, 18.01.2015
Фолкнер. Тишина, OpPeople, 11.01.2015
От топота копыт, Камила Мамадназарбекова, Лехаим, 9.01.2015