РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| пространство сновидения |

Пространство сновидения

Экран и сцена, 16.07.2015
Спектакль выпускников Школы-студии МХАТ (мастерская Дмитрия Брусникина) играется в пространстве бывшего водочного завода “Кристалл”. Производство на нем было прекращено лишь два года назад, но кажется, что он остается в таком виде уже в течение десятилетий. Стены, пол, потолок облицованы белой кафельной плиткой – ни в одной декорации “СЛОН”, перформанс о несвободе, не выглядел бы столь органично, как в этих заледенелых залах и коридорах остановившегося предприятия. 

Режиссер и драматург проекта Андрей Стадников сотрудничает со студентами Мастерской Брусникина с самого начала их обучения в Школе-студии МХАТ. Студенты Мастерской оказались в сфере внимания театральной общественности уже со второго курса: начали показывать полноценные спектак-ли, и в скором времени вербатим “Это тоже я” в театре “Практика” или “Конармия” по Бабелю в Центре имени Вс. Мейерхольда стали пользоваться не меньшей популярностью, чем другие репертуарные постановки, в которых заняты профессиональные актеры. Студенты собирают аншлаги и на своих музыкальных вечерах: на театральных площадках Москвы с 2013 года показывают спектакль “Врубаем Высоцкого”, а в пространстве Студии “Воздух” проходят песенные вечера брусникинцев. Дмитрий Брусникин стремится развивать в каждом студенте личность, не заглушая ее проявления актерской техникой и профессиональными навыками. Совсем недавно, после получения дипломов, курс целиком был принят в труппу московского театра “Человек”, а Дмитрий Брусникин был назначен заместителем художественного руководителя театра.

Но вернемся к спектаклю “СЛОН”. Действие последовательно сменяет три пространства, и сам спектакль состоит из трех частей: первая происходит в небольшом зале – театр заключенных в Соловецком лагере особого назначения (отсюда и название-аббревиатура – “С. Л. О. Н.”). Здесь у каждого из юных героев, которых с азартом и необыкновенной энергией воплощают на сцене недавние студенты Школы-студии, есть своя история – жизни, любви, встреч, расставаний. 

Вторая часть – промежуточная; интермедия. Зрители переходят в другое помещение, несколько больше первого, также освещенного лишь дневным светом. Зал полнится обрывками фраз, голосами, мерным звоном колокола. В центре комнаты распутывают соединенные в гирлянду металлические детали, похожие на большие скрепки. Актер в этом перформансе со звоном вынимает одну “скрепку” из конструкции, и по кафельному полу толкает в сторону другого. Атмосфера набухает металлическим эхом беспокойства.

В третьей части “СЛОНа” зрители перемещаются в самый просторный зал, смотрящий большими окнами на две стороны мира. Первые две части – “дневные”: в окнах светлое небо. На улице постепенно темнеет, и совсем скоро искусственный свет полностью заменит собой дневной. Финальная часть посвящена исследованию посттравматического синдрома войны, ее влияния на общество в целом и на конкретных людей в частности. Воздействие войны изучают через европейские фильмы, созданные в период c 70-х годов XX столетия и до наших дней. В спектакле цитируются сцены из шедевров европейского кинематографа: “Конформиста” Бернардо Бертолуччи, “Горькой луны” Романа Полански, сравнительно нового фильма “Мастер” Томаса Андерсона; лишь два из всех – “Бронсон” (режиссер Николас Виндинг Рефн) и “Голод” (режиссер Стив МакКуин) описывают жизнь заключенных. Все фильмы объединены не только темой войны, существует более глобальная общность – тема внутренней несвободы человека. Несвободы в обстоятельствах жизни, несвободы в отношениях.

Сцены отделяются одна от другой буквальной переменой угла наблюдения: актеры, как Хароны-перевозчики, передвигают в темноте платформы со зрительскими стульями. Публика оказывается спиной или лицом к действию, в центре зала или на линии периметра, бесконечно меняя точки обзора.

Вне пространства спектакля начинается гроза. Уютно загораются окна многоэтажек. По крыше барабанит дождь. Полумрак, тихие диалоги и статика сцен располагают к погружению в себя, к рефлексии. Не каждый к этому готов, зрители пытаются отвлечься: кто-то начинает перечитывать программку, кто-то достает смартфон. Сценки из незнакомых фильмов следуют одна за другой. В числе сюжетных линий есть и сквозная: встреча-любовь-расставание-встреча. Отношения двух героев развиваются в обратной перспективе, начинаются после разрыва. Зрители не увидят эту пару на сцене: все их разговоры – телефонные, они звучат из динамиков в перерывах между эпизодами из фильмов.

Герои – совершенно разные, но история к финалу получается единая, состоящая из бесконечной череды встреч и расставаний. В финале, после всех ссор, воспоминаний, бесконечных разговоров, разбросанные по залу зрители остаются в полной темноте. Кафе. Медленная музыка. Та самая пара встречается спустя многие годы разлуки; они тихо говорят о минувшей жизни, о том, что происходило с ними, кого они встречали и кого любили. Звучит мелодия Франка Синатры “Everybody loves somebody sometime” – каждый, непременно, кого-то любит. Фрагмент разговора повторяется раз за разом, и только через некоторое время понимаешь, что спектакль закончился. Зрители меланхолично и задумчиво расходятся в полумраке.

Первые две части “СЛОНа” все-таки можно счесть близкими к традиционному пониманию театрального спектакля: имеются сцена, действие, музыка, много света. Но третья часть – это перформанс, в котором нельзя проследить четкую сюжетную линию, он часто оставляет зрителя без звуков и высвеченных лучами софитов актеров. Зритель должен быть готов к созерцанию, но не красочного действия на подмостках, а того, какие эмоции вызывают в нем те или иные эпизоды и образы, – к самосозерцанию. Если удается, погружаешься в “пространство сновидения” и наблюдаешь, как и сам становишься частью этого пространства.
Камилла КОНВЭЙ
Русал привез в Саяногорск артистов молодежного МХАТа, Первое городство телевидение Саяногорска, 26.06.2017
Молодой МХАТ на иркутской сцене, Областная газета (Иркутск), 7.06.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Отсебятина (Ярославль), 27.04.2017
Колыбельная Распутина, Аргументы недели, 30.03.2017
Высокий средний уровень, Русский репортер, 29.03.2017
Старикам тут место, Такие дела, 17.03.2017
Здесь и сейчас, Кристина Матвиенко, Colta.Ru, 7.03.2017
Король Лир оценен на отлично, Вечерняя Москва, 22.02.2017
Вся жизнь в искусстве, КультМск, 10.02.2017
«До и после» сцены, Светлана Наборщикова, Известия, 31.01.2017
Брусникинцы пригласили на чай, Алексей Аджубей, Независимая газета, 31.01.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Ревизор.Ру, 28.01.2017
Что движет светилами, Марина Токарева, Новая газета, 24.10.2016
Все премии ведут в Рим, Российская газета, 16.10.2016
«Горький. Дно. Высоцкий», Свободная пресса, 15.09.2016
Антон Гетман: «Второй Большой театр строить не буду», Екатерина Васенина, Новая газета, 24.08.2016
Дмитрий Брусникин: «Не может быть традиционного театра», Петербургский театральный журнал, 22.08.2016
Пазл из слоновой кости, КоммерсантЪ, 22.07.2016
Опера за горизонтом, Алена Карась, Российская газета, 20.07.2016
«Всегда стараюсь оставлять форму открытой», КоммерсантЪ — Воронеж, 16.06.2016
Студийцы МХАТа подмигнули Сталину, Российская газета, 14.06.2016
«Бронзоветь — это не интеллигентно», Т. Владимирова, КоммерсантЪ — Lifestyle, 8.06.2016
О старости – с любовью и без грусти, Республика Татарстан, 6.06.2016
Мир под названием «Молодость», Эксперт Татарстан, 6.06.2016
Ольга Привольнова: «Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать», Школа документального кино Марины Разбежкиной, 27.02.2016
«Сашенька, как мы скучаем по тебе…», Санкт-Петербургские ведомости, 15.02.2016
Чужая жизнь, Алексей Гончаренко, Лучший из миров, 2.02.2016
Игра с документом, Кристина Матвиенко, Лучший из миров, 2.02.2016
«Ответственность перед зрительным залом мобилизует», Ольга Егошина, Новые Известия, 2.02.2016
Молодые таланты МХАТа, Патриоты Нижнего, 13.01.2016
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
Постигая секреты магического языка, Литературная Россия, 20.11.2015
Дифирамб: Евгений Писарев, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 11.10.2015
Театр для жителей города, Мослента, 15.09.2015
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
«В театре главное, чтобы все было про человека», Андреа Поркедду, Новые известия, 21.07.2015
Пространство сновидения, Экран и сцена, 16.07.2015
МХАТ с доставкой на дом, Мичуринская мысль, 3.07.2015
Эта дорога ведет к театру?, Григорий Заславский, Независимая газета, 2.07.2015
«Побеждает разум, а не мракобесие», Иркутский репортер, 30.06.2015
Времени нет, Восточно-Сибирская правда, 26.06.2015
На московскую сцену можно подняться в Иркутске, Телекомпания „Аист“, Иркутск, 25.06.2015
Поступай как знаешь, ТеатрAll, 19.06.2015
Не радужное прошлое, Театрал, 16.06.2015
Переворот сознания, Театрал, 16.06.2015
Кристальный слон, Сигма, 10.06.2015
«Без тебя скучно!», Новые известия, 9.06.2015
Топ-5 спектаклей июня, The Vanderlust, 3.06.2015
Отзыв. Отклик. Ну, как-то так…, Марина Дмитревская, Петербургский театральный журнал, 3.06.2015
Другое Волоколамское шоссе…, Истринские Вести, 24.05.2015
Между прошлым и будущим, Литературная Россия, 22.05.2015
Prigov's Works Put The'Revolt' Into Revolution, Джон Фридман, The Moscow News, 20.05.2015
"Уж какая тут свобода…, Анна Банасюкевич, ПТЖ, 10.03.2015
Дифирамб с Игорем Золотовицким, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.03.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Переворот, Татьяна Лисина, Русский журнал, 31.01.2015
Плач по Конармии и земле, Санкт-Петербургские ведомости, 26.01.2015
Культурная «Революция», Кира Владина, Ваш досуг, 19.01.2015
Музыка революции, Рабкор, 18.01.2015
Фолкнер. Тишина, OpPeople, 11.01.2015
От топота копыт, Камила Мамадназарбекова, Лехаим, 9.01.2015