РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| многоуважаемый гардероб |

Многоуважаемый гардероб

Наталия Каминская, Культура, 28.12.2006
Та же молодая актерская команда, что работает в спектакле Аллы Сигаловой «Ночи Кабирии», задействована и в нынешней премьере Театра Пушкина. Александра Урсуляк играет Эмму Бовари, Александр Матросов — ее мужа Шарля. Исполнители очень молоды, впрочем, Леона, первую и главную любовь Эммы, играет даже не выпускник, а студент Школы-студии МХАТа Игорь Теплов. Да и общество заштатного французского городка, в котором задыхается и чахнет героиня, поручено исполнять молодым актерам и студентам. Какими бы ограниченными и провинциальными ни были эти люди согласно сюжету, молодая энергия исполнителей берет свое. Стайка мужчин и женщин, окружающих Эмму, напоминает веселых отдыхающих пригородного пансионата. Леон среди них ничем, кроме разве что высокого роста, не выделяется. Зато второй любовник Эммы — Буланже (Андрей Сухов) — типичный периферийный лев, каким его, наверное, изображали в передвижных театриках эпохи Нины Заречной. Совершенно очевидно, что и Леон, и Буланже избраны героиней на полном безрыбье, ибо сами по себе — магниты непритягательные.

В спектакле Аллы Сигаловой много текста, много того, что составляет суть именно драматического театра. Но эмоциональное воздействие по-настоящему способны оказать декорация Александра Орлова, музыка, пластические сцены и костюмы. Хореограф Сигалова сильнее режиссера Сигаловой. А в качестве автора костюмов она просто великолепна. В этом уважаемом гардеробе выстроена целая драматургия цветовых контрастов, эротических линий, здесь свои конфликты и гармонии. Вот, к примеру, как намечается первая любовная история Эммы с Леоном. «Лужайка» общества беззаботно и глупо играет в крокет, а героиня в полудетском, полувечернем платье застыла поодаль в невероятном мышечном напряжении, и герой, втянутый в ее силовое поле, будто потерял управление. Вот Эмма, в алом казакине поверх белого платья, занялась верховой ездой и, стоя на столе, наклоняемом то влево, то вправо, летит в пропасть, судорожно заглатывая воздух. Декорация движется на поворотном круге, всякий раз открывая белоснежные углы. Каждый поворот короткой Эмминой жизни упирается в это скрещение плоскостей, из которого нет выхода. Черное на белом — виолончель, зеркало, паутина проводов, какой-то диковинный плотоядный тростник — выглядит весьма эффектно и эротично. Не говоря уже о пустых футлярах арфы и виолончели, чье алчное красное нутро — хоть и лобовая, но точная метафора плотских утех. Словом, перед нами жутко красивая и жутко мелодраматическая история. Даже физический недуг героини (первый раз ее вырвало где-то на двадцатой минуте спектакля, а на тридцатой — она забилась в падучей) источает какой-то терпкий будуарный аромат, будто на сцену вылиты литры духов «Пуазон».

Нет, разумеется, надо отдавать себе отчет, что перед нами сочинение не Льва Толстого, а Гюстава Флобера и что история падения французской женщины — это вам не Анны Карениной история. Но фраза Флобера «Я сам — Эмма Бовари» не выходит из головы. При всем том непостижимом, вызывавшем восхищение именно у русских писателей перевоплощении автора в свою молодую героиню фраза эта написана мужчиной, который не только чувствовал обостренно, но еще и мыслил гениально. Перипетии Эммы, не будь они написаны Флобером, замечательно укладываются в жгучий бульварный роман, как, впрочем, и фабула «Униженных и оскорбленных» без прозрений Достоевского могла бы с успехом быть освоена каким-нибудь писателем Крестовским. 

Спектакль Аллы Сигаловой — как раз такой случай. Несомненной режиссерской энергии, изобретательности и чувства хватило лишь на историю женщины, которая пропала от неутоленных желаний. Затхлый, порочный и одновременно лицемерно стерильный мир, окружавший ее в романе, здесь практически отсутствует. Физиология (справедливо заметить, важная и у автора) довлеет над всем тем, что составляло у Флобера среду, в которой задохнулась героиня. Ведь позерство, ложный пафос Эмминого окружения были ей инстинктивно не менее ненавистны, чем ничтожество ее супруга Шарля. Последний, однако, в исполнении Александра Матросова — самая живая фигура спектакля. Матросов играет с такой степенью неподдельной человечности, что вызывает искреннее сочувствие. Ему, впрочем, легче, чем несомненно одаренной Александре Урсуляк, ибо не надо изображать объятое жаром нутро, дрожь желаний и прочие пикантные материи. Урсуляк же играет отчаянную нимфетку, и набоковская Лолита тут приходит на ум куда чаще, чем собственно героиня Флобера. Резкая, коротко стриженная, с пластикой порочной девочки-подростка, Эмма — Урсуляк была бы куда убедительнее, если бы ей не надо было играть диалогов и драматических сцен. Лекция Владимира Набокова о «Мадам Бовари», по признанию самого режиссера, сыграла свою существенную роль в этой постановке. Похоже, слишком существенную, так как завела актрису в дебри декаданса, причем поверхностного, «красивого», облюбованного всеми видами современного гламура. А ведь был момент, когда эта пара сыграла живую историю, в которой вспыхнула на миг взаимосвязь причин и следствий. Шарль привел жену в театр, сели они на авансцене, лицом к зрителям, и стало ясно все почти без слов. Она замерла в немом удивлении и восторге, он простодушно вертел головой и откровенно зевал. Это мгновение без жутко красивых поз и пряно-сладких метафор принадлежало будто другому театру, в котором одаренные молодые артисты могли бы сыграть другую историю Эммы Бовари.
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Молчание — это уже движение, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2014
Вне контекста, вне времени, КоммерсантЪ, 12.12.2013
«Я ненавижу комплименты», Лариса Каневская, Новые известия, 25.10.2013
Шалости гормонов, Майя Крылова, РБК-Daily, 10.10.2013
«Окончательный монтаж» Pink Floyd, Московский комсомолец, 9.11.2012
С песней шагом, шагом, Анна Гордеева, Московские новости, 11.04.2012
Премьеры января, Елена Дьякова, Новая газета, 15.01.2007
Карма Кармен, Майя Крылова, Независимая газета, 10.01.2007
Истина — в пузырьке, Алексей Аронов, Михаил Гуревич, Известия, 9.01.2007
Про это, Итоги, 8.01.2007
Многоуважаемый гардероб, Наталия Каминская, Культура, 28.12.2006
Бежит, кричит и рычит. .., Анна Гордеева, Время новостей, 26.12.2006
СТРАСТИ В ЧЕРНЫХ ЛОПУХАХ, Дина Годер, Газета.ру, 25.12.2006
Эмма — это Алла, Олег Зинцов, Ведомости, 25.12.2006
Театр имени Пушкина поднял Флобера, Роман Должанский, Коммерсантъ, 25.12.2006
Те, кто выжил, Анна Гордеева, Время новостей, 24.10.2006
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Феллини не ночевал…, Роман Должанский, Коммерсант, 24.03.2004
АНТИВОЕННАЯ ТАЙНА МАЛЬЧИША БУМБАРАША, Екатерина Шакшина, Вечерний Екатеринбург, 3.09.1993
ИСТОРИЯ С БУМБАРАШЕМ, Галина Брандт, На смену, 25.08.1993
СНОВА БУМ-БА-РАШ?, Ольга Егошина, Независимая газета, 25.06.1993