РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| маска из глины |

Маска из глины

Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Софья Ефимова

Мастер-класс Аллы Сигаловой в Школе-студии МХАТ. Показ видеоверсии спектакля “The Final Cut” Аллы Сигаловой и курса Константина Райкина (выпуск 2013).

23 января на сцене учебного театра Школы-студии МХАТ была показана видео-версия спектакля Аллы Сигаловой “ The Final Cut ” (2012) с участием курса Константина Райкина. В постановке использована музыка одноименного альбома группы Pink Floyd. Этот хореографический спектакль в свое время прошел на нескольких московских сценах, а его видео недавно было записана телеканалом «Культура» (видео Алексей Покрышкин). Настоящий показ состоялся в рамках Недели памяти жертв Холокоста: семьдесят лет назад был освобожден концентрационный лагерь Аушвиц в польском городе Освенцим. Работа “The Final Cut” начинается с нескольких воспоминаний. Перед камерой по очереди появляются молодые люди, вспоминающие, как погибали их близкие, или читающие литературные фрагменты на ту же тему. Взгляд их блуждает, будто сквозь объектив они пытаются разглядеть что-то вне времени. Минут пять-семь – и истории превращаются в практически немое коллективное действо на сцене, сопровождающееся хитами легендарных британцев.
Основным рабочим материалом спектакля стали дневники, воспоминания жертв, тех, кто прошел Освенцим. На сцене около дюжины юношей и девушек. Все одеты в черное: девушки в трико, юноши в трусах-боксерах. Лишь в одном эпизоде появляется форма цвета хаки: в этой сцене под грубым женским командованием мужчины снимают и надевают одежду. Скоро это занятие превращается в механический набор действий, рассчитанных на скорость. Планомерное превращение человека в биомассу скоро доводит до изнеможения одного из юношей — кто-нибудь хронически не попадает в общий ритм. Не такой, как все, кто-то становится изгоем. Его гнобят, бьют ногами. Бьют втроем, вчетвером – набрасываются всем стадом. Всячески развивают в человеке животный инстинкт страха.
В спектакле не так много предметной среды для создания игрового пространства. В одной из начальных сцен это несколько столов, куда охранники сажают каждого человека, досконально изучая его тело, планомерно, но без грубости, начиная превращать его в груду материала. Они делают это механически, как нечто рутинное, привычное и естественное. Заламывают другому руки, проверяют гибкость его суставов, подвижность позвоночника, естественные рефлексы. Далее, как ненужную тряпку, сбрасывают человека в груду таких же тел. Оставшись на сцене втроем, охранники пристально всматриваются друг в друга. Вспоминается фраза: человек человеку волк. И действительно, выживает сильнейший: этот сильнейший набрасывается сначала на одного, затем на второго, определяя им место среди остальных. Но оставшись один, этот сильнейший оказывается в отчаянии, быстро становится слабым — то ли от осознания собственной животности, то ли от одиночества; он сползает вниз по стене под продолжительные аккорды Pink Floyd.
Беременные женщины, разрешающиеся в итоге грудой тряпья, затем с ужасом смотрят на него и убегают, понимая, что родили ничто иное, как пушечное мясо. Или же другая сцена, где несколько девушек, привязанных ремнями на резинке к стене, пытаются дотянуться до единственного стакана с водой. Каждая старается изо всех сил – как может. Вот она уже в миллиметре от стакана, но тут появляется парень и залпом выпивает воду. В финальной сцене артисты совершают объединяющий ритуал: сначала пройдя по конвейеру, по очереди падают на руки своих товарищей, после чего также по очереди выходят на первый план сцены, окунают лицо в таз с грязью, садятся рядом друг с другом. На лицах образуется нечто вроде глиняной маски, что кажется некоторым символом протеста против войны, против умерщвления человека человеком.
После показа состоялось обсуждение. В этой непростой и с физической, и с психологической точки зрения работе, важным кажется момент обучения, работы педагога с артистами. Алла Сигалова отметила, что для этого проекта она хотела работать именно с актерами драматического театра — наполненными более смыслом, нежели техникой, и не умеющие «беречься».
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Молчание — это уже движение, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2014
Вне контекста, вне времени, КоммерсантЪ, 12.12.2013
«Я ненавижу комплименты», Лариса Каневская, Новые известия, 25.10.2013
Шалости гормонов, Майя Крылова, РБК-Daily, 10.10.2013
«Окончательный монтаж» Pink Floyd, Московский комсомолец, 9.11.2012
С песней шагом, шагом, Анна Гордеева, Московские новости, 11.04.2012
Премьеры января, Елена Дьякова, Новая газета, 15.01.2007
Карма Кармен, Майя Крылова, Независимая газета, 10.01.2007
Истина — в пузырьке, Алексей Аронов, Михаил Гуревич, Известия, 9.01.2007
Про это, Итоги, 8.01.2007
Многоуважаемый гардероб, Наталия Каминская, Культура, 28.12.2006
Бежит, кричит и рычит. .., Анна Гордеева, Время новостей, 26.12.2006
СТРАСТИ В ЧЕРНЫХ ЛОПУХАХ, Дина Годер, Газета.ру, 25.12.2006
Эмма — это Алла, Олег Зинцов, Ведомости, 25.12.2006
Театр имени Пушкина поднял Флобера, Роман Должанский, Коммерсантъ, 25.12.2006
Те, кто выжил, Анна Гордеева, Время новостей, 24.10.2006
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Феллини не ночевал…, Роман Должанский, Коммерсант, 24.03.2004
АНТИВОЕННАЯ ТАЙНА МАЛЬЧИША БУМБАРАША, Екатерина Шакшина, Вечерний Екатеринбург, 3.09.1993
ИСТОРИЯ С БУМБАРАШЕМ, Галина Брандт, На смену, 25.08.1993
СНОВА БУМ-БА-РАШ?, Ольга Егошина, Независимая газета, 25.06.1993