РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| с песней шагом, шагом |

С песней шагом, шагом

Анна Гордеева, Московские новости, 11.04.2012
Pink Floyd вряд ли можно назвать музыкой поколения двадцатилетних — для них это уже история, давние какие-то века. Но хореограф Алла Сигалова, что руководит в Школе-студии МХАТ кафедрой пластического воспитания актера и ставит со студентами спектакли, выбрала для новой постановки знаменитый антивоенный альбом The Final Cut явно не потому, что не знает сегодняшних кумиров тинейджеров. Просто Pink Floyd уже действительно относятся к вечности — а именно о вечной (не только сегодняшней) войне хореографу захотелось поговорить в спектакле, в честь альбома и названном.

Никакой конкретики в одежде, по которой можно было бы определить эпоху, — выйдя на сцену в тривиальнейших, «со стертой индивидуальностью» костюмах и платьицах, студенты курса Константина Райкина быстро снимают их и остаются в танцевальной униформе — на парнях только черные трусы, на девушках еще и майки. Где угодно, когда угодно человечество ведет себя одинаково, и об этой одинаковости Сигалова говорит со свойственным ей адским темпераментом, а юные артисты воспроизводят текст с отличным энтузиазмом.

Понятно, что в спектакле есть отсылки к пинкфлойдовскому фильму «Стена» — мотив конвейера, отправляющего человеков на переработку (в начале на сцене театрального центра «На Страстном» поставленные на бок столы образуют нечто вроде ширмы, за которой видны лишь головы артистов — и эти головы плывут вбок к неизбежному концу «конвейера» так, будто никаких тел за ширмой и нет; в финале студенты по столам идут и с них падают с тем же механическим постоянством). Но это лишь один из мотивов, хотя и безусловно важный. Есть и другие. 

Вот вариации на тему «жертва-палач» — столы вытащены в центр сцены, один танцовщик ложится на стол, другой начинает сгибать и разгибать его ноги, поворачивать суставы, скручивать тело в комок. Без какой-либо злобы-остервенения, деловито, изучая тело — возможно, как источник органов. Так же деловито после всех манипуляций «палач» с помощью еще одного подошедшего артиста перетаскивает уже явно безжизненное тело в кучу («операции» идут на нескольких столах) и сам неизбежно занимает его место, уже над его конечностями начинает трудиться свеженький сотрудник. А вот история «человек-масса»: на сцене шеренга парней, которым только что выдали обмундирование, — все вроде одинаковы, все равны. По команде-воплю они должны надеть на себя брюки и рубашки, по немедленному следующему крику снять, и так много раз подряд. Один все время не успевает, запаздывает сначала на долю секунды, потом больше, потом вообще попадает в «противофазу» — все одеты, он раздет. И мгновенно оказывается униженным и уничтоженным — от мимолетного удара локтем под дых до группового избиения проходит минуты две, не больше.

Но военная агрессия, присущая человеку, лишь часть общей агрессии: стоит какому-нибудь парню сцепиться с девушкой в отчаянном поцелуе (отчаянном — потому что все в этом спектакле живут в диком темпе, с чувством, что все вот-вот закончится), как товарищи их тут же растаскивают, уволакивают в разные кулисы, как бы они ни сопротивлялись. Лирический дуэт возможен и даже может быть очень красив — парень стоит, раскинув руки в стороны, а девушка, только что плавившаяся в его объятиях, ложится на эти руки как на диван (ее пятки у его правой ладони, ее голова — у левой) и сладко вздыхает от ощущения спокойствия и надежности; но это краткие минуты передышки. Впереди вновь поставленные (уже на короткое ребро) столы, что теперь возвышаются могильными памятниками, и женщины, что беспомощно бьют в них кулаками — мол, как ты посмел меня оставить. Впереди снова атака не слишком сложных (это же курс драматических артистов, а не балетных) движений, воплощающих шум и ярость мира.

Предыдущие спектакли Сигаловой со студентами звучали то громко (как «Кармен», получившая «Золотую маску»), то тихо (как недооцененная, кажется, «Жизель»), но в любом случае становились фактами театра, а не только учебной практики. Очевидно, что такая судьба ждет и The Final Сut, во всяком случае уже сейчас спектакль собирает супераншлаги, которые и многим профессиональным танцевальным театрам не снились.
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Молчание — это уже движение, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2014
Вне контекста, вне времени, КоммерсантЪ, 12.12.2013
«Я ненавижу комплименты», Лариса Каневская, Новые известия, 25.10.2013
Шалости гормонов, Майя Крылова, РБК-Daily, 10.10.2013
«Окончательный монтаж» Pink Floyd, Московский комсомолец, 9.11.2012
С песней шагом, шагом, Анна Гордеева, Московские новости, 11.04.2012
Премьеры января, Елена Дьякова, Новая газета, 15.01.2007
Карма Кармен, Майя Крылова, Независимая газета, 10.01.2007
Истина — в пузырьке, Алексей Аронов, Михаил Гуревич, Известия, 9.01.2007
Про это, Итоги, 8.01.2007
Многоуважаемый гардероб, Наталия Каминская, Культура, 28.12.2006
Бежит, кричит и рычит. .., Анна Гордеева, Время новостей, 26.12.2006
СТРАСТИ В ЧЕРНЫХ ЛОПУХАХ, Дина Годер, Газета.ру, 25.12.2006
Эмма — это Алла, Олег Зинцов, Ведомости, 25.12.2006
Театр имени Пушкина поднял Флобера, Роман Должанский, Коммерсантъ, 25.12.2006
Те, кто выжил, Анна Гордеева, Время новостей, 24.10.2006
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Феллини не ночевал…, Роман Должанский, Коммерсант, 24.03.2004
АНТИВОЕННАЯ ТАЙНА МАЛЬЧИША БУМБАРАША, Екатерина Шакшина, Вечерний Екатеринбург, 3.09.1993
ИСТОРИЯ С БУМБАРАШЕМ, Галина Брандт, На смену, 25.08.1993
СНОВА БУМ-БА-РАШ?, Ольга Егошина, Независимая газета, 25.06.1993